«Не знать, что случилось до твоего рождения — значит всегда оставаться ребенком. В самом деле, что такое жизнь человека, если память о древних событиях не связывает ее с жизнью наших предков?»
Марк Туллий Цицерон, «Оратор»
история древнего мира
Климов О. Ю.

Пергамское царство: проблемы политической истории и государственного устройства

Введение

 

5

 

Походы Александра Македонского и создание империи, в состав которой вошли земли от Балканского полуострова до Индии, послужили началом новой — эллинистической — эпохи в истории греческого мира и многих стран Востока. Держава, созданная Александром, распалась вскоре после смерти своего создателя, и началась кровавая борьба между его полководцами, в ходе которой возникли новые государства — эллинистические.

Эллинистический мир занял среди цивилизаций древности совершенно особое место. Он включил в свой состав огромные территории, множество народов, говоривших на разных языках, обладавших разной культурой, особенностями быта, хозяйственной деятельности, религии, психологии. В рамках эллинистического мира стали формироваться качественно новая социальная, экономическая, политическая система, материальная и духовная культура. Во многих отношениях этот новый мир представлял собой определенное единство с множеством черт, присущих всем эллинистическим государствам.

Вместе с тем большое значение сохраняли региональные особенности, которые проявлялись в самых разных аспектах развития. В этом отношении можно говорить о неоднородности эллинистического мира, порожденной природным и географическим своеобразием того или иного региона, этническими традициями населения, особенностями сложившейся социально-экономической системы.

В политическом отношении эллинистический мир также никогда не был единым, но всегда представлял собой совокупность государств, между которыми складывались весьма напряженные отношения.

Среди эллинистических государств наиболее влиятельными были Македония, во главе с правившими там царями из династии Антигонидов, Египет, где воцарился род Птолемеев, а также огромное по территории государство, включавшее в себя земли от Малой Азии

 

6

 

до Индии, в котором правила династия Селевкидов. Кроме названных великих царств возникло еще несколько относительно небольших государств, среди которых видное место занимало Пергамское царство. Оно существовало лишь полтора столетия, от 283 до 133 г. до н. э., но сыграло заметную роль в истории Древнего мира. Правители Пергама, лавируя между могучими государствами, сумели сохранить самостоятельность, а в дальнейшем, с конца III в. до н. э., вступив в союзнические отношения с Римом, значительно расширили подвластную им территорию, овладев частью западных и центральных областей Малой Азии. Пергамские цари превратили свою столицу в крупный благоустроенный город, сделали его одним из центров культуры, науки и искусств. В Пергаме развернулось строительство великолепных по своим архитектурным достоинствам построек — театра, гимнасиев, храмов. Ко двору приглашались крупные ученые, писатели, архитекторы и скульпторы, была создана прекрасная библиотека, которая немногим уступала знаменитому собранию книг в Александрии Египетской. Наконец, Пергамское царство, история которого известна от момента возникновения до его гибели, представляет собой весьма наглядный образец эллинистического государства, на котором можно исследовать как многие типичные в целом для эллинизма черты, так и региональные особенности, проявлявшиеся в такой уникальной области Древнего мира, как Малая Азия.

Наличие источников, освещающих разные периоды истории и развития государства, позволяет исследовать динамику многих социальных и политических процессов: становление самостоятельного государства, формирование института царской власти, складывание центрального управления и системы управления страной, развитие полисов, вошедших в состав государства, и многие другие.

Население Пергамского царства составляли греки, македоняне и местные малоазийские этносы, которые испытали значительное влияние греческой культурной традиции и были сильно эллинизированы. Пергамское царство возникло в регионе, отличавшемся высокой степенью урбанизации. По этой причине в состав государства вошло большое число греческих полисов и старых восточных городов. Наряду с ними формировались общины иного типа — военные колонии, храмовые общины. Особенно важная роль принадлежала полисам. Материалы, касающиеся Пергамского царства, предоставляют прекрасную возможность исследовать развитие городов, вошедших в состав эллинистического государства, а также

 

7

 

определить важнейшие направления политики короны в отношении гражданских общин царства.

Пергамское государство также являет собой пример царства, в котором значительное развитие получил культ правителя, где власть проводила целенаправленную идеологическую политику в области религии, использовала политическую пропаганду средствами изобразительного искусства и монументальной архитектуры.

Наконец, Пергамское царство было вовлечено в значительные политические события и процессы, протекавшие в Средиземноморье в III-II вв. до н. э.: усиление влияния Рима в Восточном Средиземноморье, война с Антиохом III, поэтому события политической истории Пергамского царства пересекались с историей многих других государств данного периода. Вследствие этих причин исследование политической истории царства также представляет собой весьма актуальную научную задачу.

Таким образом, изучение истории Пергамского царства и его политических институтов составляет важное направление исследования эллинистического мира и вообще древних обществ, без которого научная картина развития древности будет неполной и неточной.

Источники. История Пергамского государства нашла разностороннее и достаточно полное отражение в источниках. Среди них сочинения древних греческих и римских авторов, надписи, археологические материалы, монеты.

К сожалению, современные исследователи обладают лишь частью богатого научного исторического наследия античности. Известно, что истории Пергамского царства было посвящено немало трудов греческих и римских авторов. При дворе Атталидов сложилась собственная историческая школа, продолжением которой стали труды историков Пергама римского времени. Известно, что деятельность Аттала I была описана наставником царя писателем Лисимахом и историком Неанфом из Кизика. Афинский историк III в. до н. э. Филарх описал войны Эвмена I с Антиохом II. Известный ученый — грамматик и писатель II в. до н. э. Аполлодор, работавший некоторое время в Пергаме при дворе Аттала II, составил в стихах «Хронику», в которую вошли события от Троянской войны по 144 г. до н. э. Историю Атталидов описал также Тимаген, выполнивший труд по истории эллинистических царств. В более позднее время — во II в. н. э., при римском императоре Адриане, — грамматик Телеф составил историю Пергама и его царей. К сожалению, ни одно из указанных сочинений не сохранилось и они известны лишь

 

8

 

по названиям1. В Пергаме при царском дворе, как это было принято во всем эллинистическом мире, велись ежедневные записи наиболее значительных событий. Эти своеобразные «дневники» тоже утрачены. О них нам известно из одного упоминания в надписи (RC. 66. Стк. 14-15).

В числе сохранившихся древних исторических повествований основными являются произведения двух великих историков древности — Полибия и Тита Ливия.

Полибий2, жизнь которого пришлась на середину II в. до н. э., был весьма эрудированным человеком, талантливым историком и мыслителем. Он взялся за перо после основательного изучения трудов историков-предшественников и современников, а также официальных документов из архивов Рима, Македонии, Родоса, Ахейского союза. Прекрасное знание многих событий определялось также тем, что он являлся их свидетелем и участником. Историк был хорошо осведомлен в тех фактах, о которых писал, точен в рассказе, пытался сохранять объективность при анализе событий. Правда, в общей идее произведения, подборке фактов, трактовке событий проявилась такая характерная особенность его взглядов, как проримская ориентация и проримские симпатии. Центральным сюжетом «Истории» Полибия является возвышение Рима, превращение этой первоначально небольшой общины Италии в господина всего Средиземноморья. Данная идея книги определила ее композицию, отбор материала, его подачу, оценку событий и многое другое.

Излагая историю Рима и государств Западного и Восточного Средиземноморья середины III — середины II в. до н. э., Полибий уделил немалое внимание царству Атталидов. Он подробно описал борьбу Аттала I с Ахеем, поход пергамского монарха вдоль западного побережья Малой Азии с целью восстановить власть над грече-

 

1 Источниковедение Древней Греции (эпоха эллинизма). М., 1982. С. 135-136; Hansen Е. The Attalids of Pergamon. Ithaca; London, 1971. P. XVII.

2 Polybius. Historiae / Ed. a L. Dindorfio curatam retractavit Th. Buttner-Wobst. Vol. 1-5. Lispsiae, 1882-1904; Полибий. Всеобщая история. Т. 1-3. СПб., 1994-1995. О Полибии см.: Немировский А. И. Полибий как историк // ВН. 1974. № 6; Мирзаев С. В. Полибий. М., 1986; Тыжов А. Я. Полибий в Риме // Античная гражданская община. Проблемы социально-политического развития и идеологии. Л., 1986. С. 92—10; он же. Политическая миссия Полибия в Элладе // Город и государство в античном мире. Проблемы исторического развития. Л., 1987. С. 107-115; Самохина Г. С. Полибий: эпоха, судьба, труд. СПб., 1995; Brown Т. Polybius account of Antiochus III // Phoenix. 1964. Vol. 18. N2. P. 124-136; Pedech P. La Methode historique de Polybe. Paris, 1964; Sacks K. Polybius on the Writing of History. Berkeley; Los Angeles; London, 1981; Walbank F. W. Polybius. Berkeley; Los Angeles; London, 1972; idem. A Historical Commentary on Polybius. Oxford, 1957-1979. Vol. 1-3.

 

9

 

скими городами, войну с Антиохом III, устройство Малой Азии после Апамейского мира и другое. Общее отношение Полибия к Атталидам и Пергамскому царству положительное: историк дает высокую оценку Атталу I, Эвмену II, царице Аполлониде и другим представителям династии. Действия пергамских царей встречают одобрительное отношение историка. Основное внимание Полибий уделил фактам внешнеполитической истории царства, дипломатическим переговорам, войнам, менее основательно описал государственный строй, взаимоотношения царей с городами и подданными. Материалы относительно внутренней истории царства Атталидов даны в качестве дополнения к внешней истории, попутно. Тем не менее многие сведения, содержащиеся в сочинении Полибия, имеют огромное значение, нередко они не дублируются данными иных авторов.

Очень важным нарративным источником является «Римская история от основания города» Тита Ливия3, жившего позже — в I в. до н. э. — I в. н. э. Тит Ливий описал политику Рима в отношении государств Восточного Средиземноморья, войны с Македонией, государствами Греции и державой Селевкидов. При этом он охарактеризовал ту роль, которую играло царство Атталидов в международных отношениях, а также взаимоотношения Рима и Пергама. Но Ливий описывал историю своего государства, поэтому события, происходившие в Малой Азии и вообще в Восточном Средиземноморье, интересовали его лишь в той мере, в какой они были связаны с историей Рима. Например, в работе Ливия сказано о посольствах, прибывавших к римскому сенату от царей Пергама, Вифинии, Понта, воевавших между собой, но войны между этими малоазийскими государствами не описаны. Следует учитывать также, что Ливий не был современником событий III-II вв. до н. э., а изучал их по историческим трудам и официальным документам. Широко распространено мнение о том, что в основу рассказа о событиях истории на Востоке Тит Ливий положил сочинение Полибия. Действительно, в

 

3 Titi Livi. Ab urbe condita libri / Ed. M. Hertz. Vol. 1-4. Lipsiae, 1857-1863. Русские издания: Ливий, Тит. История Рима от основания города / Под ред. П. Адрианова. Т. 1-6. М., 1892-1899; под ред. М. Л. Гаспарова, Г. С. Кнабе, В. М. Смирина. Т. 1-3. М., 1989-1994. О Ливии см.: Тэн И. Тит Ливий. Критическое исследование. М., 1900; Немировский А. И. Социально-политические и философско-религиозные взгляды Тита Ливия // ВН. 1977. № 7; Кузнецова Т. И., Миллер Т. А. Античная эпическая историография. Геродот. Тит Ливий. М., 1984; Дуров В. С. Художественная историография Древнего Рима. СПб., 1993; Walsh P. G. Livy. His Historical Aims and Methods. Cambridge, 1961; Nissen H. Kritische Untersuchungen über die Quellen der IV. und V. Dekade des Livius. Berlin, 1863.

 

10

 

тех случаях, когда сохранились описания событий, составленные Полибием и Титом Ливием, их версии в основном совпадают. В целом историк сообщает ряд очень ценных сведений по истории Пергама, но, как и Полибий, не дает систематизированного изложения истории государства Атталидов и предлагает немного информации относительно внутреннего развития царства.

Греческий географ и историк I в. до н.э. — I в. н. э. Страбон в своем сочинении «География» изложил множество разнообразных сведений о Пергаме и многих других городах Малой Азии, об отдельных областях и народах, проживавших в этом весьма важном регионе античного мира. В этом отношении сочинение Страбона не имеет себе равных в античной литературной и научной традиции. В частности, он очень полно излагает историю всех областей Малой Азии — Мисии, Троады, Памфилии и других. Охват исторических событий весьма широк: он начинает изложение с мифических времен, пересказывает мифы и сказания о возникновении области, города, объясняет происхождение названий, рассказывает о наиболее значительных людях, местах, памятниках, постройках.

Страбон также включил в свой рассказ краткий очерк истории династии Атталидов, который содержит весьма ценную информацию. В частности, Страбон сообщает о продолжительности правления всех царей Пергама, что позволяет восстановить хронологию истории государства, рассказывает о территориальном росте царства, о наиболее важных событиях его истории. Страбон осуществляет изложение кратко, лаконично, тщательно отбирает сведения и предлагает достоверную информацию. Вместе с тем его описание характеризуется малой критичностью, фрагментарностью, выборкой наиболее ярких и примечательных событий, которые нередко подаются вне системы и логики.

Ряд важных сведений из истории царства Атталидов излагает Аппиан4 в той части своего исторического сочинения, которая посвящена государству Селевкидов и его войнам с Римом. Главное внимание историка приковано к событиям времени правления Антиоха III, современниками которого являлись пергамские цари Аттал I и Эвмен II. Аппиан описал развитие отношений Антиоха III с Римом и Пергамским царством, основные события войны, битву при Магнесии, мирный договор в Апамее. Хотя рассказ Аппиана отличается поверхностностью и интересом прежде всего к ярким сторонам

 

4 Appiani Historia Romana / Ed. L. Mendelssohn. Vol. 1-2. Lipsiae, 1879-1881; Schwartz E. Appianus // RE. Hbbd. 2. 1896. Sp. 216-237.

 

11

 

происходящего, в его произведении даны многие весьма полезные сведения, дополняющие материалы Полибия и Тита Ливия.

Дополнительные, нередко весьма важные факты содержатся в трудах многих других греческих и римских авторов: Диодора Сицилийского, Павсания, Плутарха, Юстина, Валерия Максима, Луция Аннея Флора, Саллюстия, Юлия Обсеквента, Евтропия, Орозия5.

В дошедшей до нашего времени античной исторической традиции правители Пергамского царства и их деятельность оценивались неоднозначно. В трудах Полибия, Тита Ливия, Страбона дана положительная характеристика Атталидов, доходящая в некоторых случаях до идеализации отдельных представителей династии. Весьма отчетливо идеализация пергамских царей выражена в труде Полибия. Негативное отношение к ним передали Юстин и Диодор, которые акцентировали преимущественно недостатки и пороки последнего представителя династии Аттала III.

Особенность исторических произведений греческих и римских авторов состоит также в том, что они отразили главным образом внешнюю политику государства. О событиях внутренней истории Пергамского царства и о политике царей в сочинениях Полибия, Тита Ливия, Диодора, Страбона и других писателей сообщается совсем немного сведений.

В изучении истории Пергамского царства, его политической истории и государственных институтов поистине неоценима роль эпиграфического материала6. Отдельные надписи Пергама были извест-

 

5 Diodorus Siculus. Bibliotheca Historica / Ed. L. Dindorf. Vol. 1-4. Lipsiae, 1866-1868; Schwartz E. Diodoros // RE. Hbbd. 3. 1903. Sp. 663-712; Flori L. A. Epitomae rerum Romanorum. Lipsiae, 1829; Rossbach O. L. Annaeus Florus // RE. Hbbd. 12.1909. Sp. 2761-2770; Justinus. Epitoma Historiarum Philippicarum Pompei Trogi. Lipsiae, 1935; Boerma J. Historische Kommentar zu Justinus Epitome Historiarum Philippicarum des Pompeius Trogus, 1. XXVII-XXXIII, und zu den Prologi dieser Bücher. Haag, 1937; Cornelius Nepotis Vitae cum fragmentis. Lipsiae, 1977; Julius Obsequens. T. Livi ab urbe condita librorum CXLII Periochae. Lipsiae, 1853; Fiehn C. Obsequens, Julius // RE. Hbbd. 34. 1937. Sp. 1743-1744; Eutropii Breviarium Historiae Romanae. Londini, 1821; Gensel H. Eutropius // RE. Hbbd. 11. 1909. Sp. 1521-1527.

6 Fränkel M. Die Inschriften von Pergamon. Bd. 1-2. Berlin, 1890-1895; Dittenberger W. Orientis Graeci Inscriptiones Selectae. Vol. 1-2. Leipzig, 1903-1905; Dittenberger W. Sylloge Inscriptionum Graecarum. 3 ed. Vol. 1-4. Leipzig, 1915-1924; Monumenta Asiae Minoris Antiqua. Publications of the American Society for Archaeological Research in Asia Minore. Vol. 1-8. Manchester, 1928-1956; Welles Ch. B. Royal Correspondence in the Hellenistis Period. New Haven, 1934. В настоящее время продолжается издание многотомной серии: Die Inschriften griechischer Stadte aus Kleinasien. Bonn, в которой собраны все известные надписи разных периодов. Изданы надписи городов Кизик, Кимы, Калхедон, Эритры, Клазомены, Илион, Лампсак, Парий, Магнесия у горы Сипил и многих других.

 

12

 

ны еще в эпоху Возрождения, но основное их число открылось исследователям в ходе археологических раскопок, которые ведутся в Пергаме и других городах Малой Азии уже более ста лет7. До этого вся информация, которой располагали исследователи, ограничивалась рассказами древних греческих и римских писателей о деятельности отдельных правителей, о некоторых наиболее ярких и значительных событиях истории государства. Огромное значение надписей определяется их большой информативностью, значительным количеством, объективным характером и разнообразием информации.

К настоящему времени найдено и опубликовано около трехсот надписей Пергама эллинистического периода и десятки тысяч надписей других городов Малой Азии классического, эллинистического и римского времени. Среди эллинистических надписей особое значение имеют документы двух видов — постановления народных собраний и царские письма городам. Надписи представляют собой, как правило, официальный текст и предлагают такую информацию, которая зачастую оказывалась вне поля зрения античных историков и писателей. Они характеризуют внутреннее состояние городов, развитие полисного строя, политику царской власти, дополняют информацию древних авторов о некоторых политических событиях.

Кроме надписей, археологические исследования в Пергаме и других городах Малой Азии дали богатейший материал вещественных источников8. Археологические исследования античных городов Малой Азии ведутся уже более ста лет. В истории раскопок важное место заняло изучение памятников античного Пергама9. Интерес к древностям Пергама и других городов Малой Азии проявляли самые разные люди: в 1250 г., незадолго до своего восшествия на престол, с пергамскими руинами ознакомился византийский император Феодор II Ласкарь. Двумя столетиями позже, в 1431 и 1444 гг. холм Пергама и его древности осматривал знаменитый Кириак Анконский. В XVII в. в Пергаме побывали знатный анг-

 

7 О поисках надписей Малой Азии и первых научных публикациях см.: Новосадский Н. И. Греческая эпиграфика. М., 1909. С. 96-99, 105, 111, 117, 129-131, др.

8 Описание построек Пергама дано в большом количестве работ: Die Altertumer von Pergamon. Bd. I-XI. Berlin, 1885-1969; Deubner O. Das Asclepieion von Pergamon. Berlin, 1938; Hiepe R. Die Pergamonaltar. Leipzig, 1961; Rohde E. Pergamon. Burgberg und Altar. Berlin, 1982; Hansen E. Op. cit. P. 237-298.

9 История раскопок Пергама кратко раскрыта в работе: Rohde Е. Pergamon. S. 13-21.

 

13

 

лийский путешественник Томас Ховард и его спутник Уильям Петти, в XVIII-XIX вв. — целый ряд других европейских путешественников10.

Археологическое изучение города начал в сентябре 1878 г. немецкий инженер и археолог Карл Хуман, который во время строительных работ обратил внимание на замечательные памятники на пергамском холме11. Раскопки К. Хумана продолжались с перерывами до 1886 г. Кроме него в археологических исследованиях пергамских древностей важную роль сыграли А. Конце, В. Дерпфельд, В. Кольбе, К. Шухардт, Р. Бон, Т. Виганд, Э. Берингер и другие ученые.

В ходе раскопок в Малой Азии были изучены сами города с их основными постройками — агорой, храмами, театрами, гимнасиями, крепостными укреплениями, жилыми домами, что позволило определить уровень экономического развития полисов, особенности эллинистического градостроительства, степень благоустройства городов и многое другое. Раскопки дали также огромное количество предметов быта, что позволяет составить более полное представление о культуре и истории государства Атталидов, решить некоторые вопросы, связанные с развитием экономики. Кроме того, археологические исследования открыли многие произведения искусства Пергама — скульптуры, мозаики, вазовой живописи.

Ценным источником являются монеты. Они в определенной степени показывают уровень благосостояния государства, развития торговли, состояние государственных институтов, характеризуют положение городов в составе царства, финансовую политику династии, внутреннюю и внешнеполитическую деятельность государственной власти12.

 

10 О путешествиях по Малой Азии см.: Chandler R. Travels in Asia Minor. Oxford, 1775; Fellows Ch. A journal written during an excursion in Asia Minor. London, 1839; Fellows Ch. Travels and reseaches in Asia Minor. London, 1852; Texier Ch. Asie Mineure. Description geographique, historique et archeologique de la Chersonnese d'Asie. Paris, 1862: Sterrett J. R. S. The Wolf Expedition to Asia Minor. Boston, 1888; Voyages archeologique en Grece et en Asie Mineure sous la direction de Philippe Le Bas (1842-1844). Paris, 1888; Entdeckungen in Hellas. Reisen deutscher Archaologen in Griechenland, Kleinasien und Sizilien / Hrsg. H. A. Stoll. Berlin, 1979.

11 O К. Хумане см.: Штоль Г. А. Боги и гиганты. М., 1971; Der Entdecker von Pergamon Carl Humann / Hrsg. C. Schuchhardt und T. Wiegand. Berlin, 1930.

12 Imhoof-Blumer Fr. Die Münzen der Dynastie von Pergamon // ABA. 1884. Abh. III; Fritze H., von. Die Münzen von Pergamon // ABA. 1910. Abh. I; Rostovtzeff M. SEHHW. Vol. 2. P. 654-659; Hansen E. Op. cit. P. 216-224; Head B. Historia Numorum. A Manual of Greek Numismatics. Oxford, 1911. P. 520-688; Westermark U. Das Bildnis des Philetairos von Pergamon. Stockholm, 1961.

 

14

 

Политическую и социальную историю Пергамского царства, религиозную политику Атталидов позволяют понять также произведения искусства, открытые при археологических исследованиях. Среди памятников искусства Пергама наиболее значительное место принадлежит, несомненно, знаменитому алтарю Зевса с его выдающимися скульптурными фризами с изображением гигантомахии и мифологической истории Телефа. Также при раскопках было открыто немалое число скульптур и произведений прикладного искусства. Произведения пергамского изобразительного искусства имеют выдающееся значение для мировой культуры. Помимо этого, они важны как исторический источник: в известной степени они раскрывают политику династии, официальные эстетические ориентиры и идеологические установки.

В последние годы определенная часть материалов источников по истории античного мира, в том числе Пергамского царства, получила отражение в электронной информационной сети Интернет. Благодаря этому появилась возможность знакомиться с результатами, например, новых археологических исследований городов Малой Азии. Так, в «Проекте Персей» университета Тафта (США) имеются разделы, посвященные памятникам классической древности и греческой фортификации, на которых отражены данные о городах Анатолии13. Следует отметить, что пока в сети Интернет материалы археологических источников представлены в виде иллюстраций и кратких описаний. Это, безусловно, полезно, но совершенно недостаточно для исследования.

В целом источники разнообразны, весьма информативны и позволяют не только получить общее представление об истории государства Атталидов и его основных политических институтах, но также исследовать и многие относительно частные вопросы, связанные с нашей темой.

К сожалению, источники неравномерно освещают периоды истории государства. Фрагментарна информация о развитии города Пергама в доэллинистический период. Деятельность первых двух правителей — Филетера и Эвмена I отражена лишь частично. Правление Аттала I

 

13 См., например, среди материалов «Проекта Персей»: 1. Princeton Encyclopedia of Classical Sites (PECS), в которой даны описания памятников многих городов Малой Азии и фотографии некоторых из них: http://www.perseus.tufts.edu/cgibin/text?lookup=pecs-i-toc; 2. Greek Fortification, предлагающий описания укреплений и десятки современных фотографий остатков стен, башен и других видов укреплений эллинистического времени городов Асс, Милет, Приена: http://www.perseus.tufls.edu/cgibin/browser?object=building &field=Type&value=Fortification.

 

15

 

раскрыто в источниках более полно, но они сообщают по преимуществу о его внешнеполитической деятельности и предлагают мало информации о внутренней политике. Правление Эвмена II (197-159 гг. до н. э.) получило наиболее полное отражение в источниках в силу того, что при нем государство переживало экономический и политический расцвет, вышло на арену широкой внешнеполитической деятельности. Последние десятилетия истории царства до его гибели в 129 г. до н. э. источники освещают неравномерно — преимущественно те события, которые вызывали повышенный интерес, например война Аттала II с Вифинией, восстание Аристоника, личность Аттала III.

Еще одной важной особенностью наших источников является отсутствие полного последовательного изложения истории царства Атталидов в трудах античных авторов. Единственным исключением является труд Страбона, но его обзор истории Пергамского царства настолько краток, что не снимает множества имеющихся неясностей и вопросов.

Историография. Изучение истории Пергамского государства имеет давнюю традицию. Первым известным нам сочинением на эту тему является книга Ван Капелле, представляющая в настоящее время лишь библиографический интерес. Автору не были известны надписи Пергама, археологические и иные материалы, его труд содержит лишенный какого-либо анализа пересказ сведений античных авторов. Первой исследовательской работой является сочинение Е. Тремера14, который посвятил свою книгу тщательному рассмотрению греческой мифологической традиции о Малой Азии и Пергаме и изучению ранних этапов истории государства, в частности развитию Пергама до Атталидов, правлению Филетера, некоторым событиям времени царствования Аттала I. При всех своих достоинствах данная работа не предлагает достаточно полного очерка событийной истории, не содержит описания политических институтов Пергамского царства.

Книга Й. Уссинга «Пергам. Его история и памятники»15 имела задачей прежде всего представить достижения культуры Пергамского царства. Поэтому автор дает лишь общий обзор истории государства, а основное внимание уделяет описанию городских архитектурных памятников и скульптур. По этим причинам ни одна из названных

 

14 Van Capelle А. С. Commentatio de regibus et antiquitatibus Pergamenis. Amsterdam, 1840; Thraemer E. Pergamos. Untersuchungen uber die Fruhgeschichte Kleinasiens und Griechenlands. Leipzig, 1888.

15 Ussing J. Pergamos. Seine Geschichte und Monumente. Berlin, 1899.

 

16

 

работ не заполняет собой лакуну в изучении политического строя Пергамского царства.

Ценным вкладом в изучение истории государства Атталидов и его институтов стали работы Дж. Кардинали, особенно книга «Царство Пергам»16. В ней, в отличие от всех предыдущих трудов, тщательно исследованы государственные институты царства и полисный строй города Пергама и других полисов, описаны многие события политической истории, по возможности проанализировано экономическое состояние государства. Труд Дж. Кардинали, безусловно, является основательным и глубоким научным исследованием, но в книге рассмотрена лишь часть относящихся к истории государственности вопросов, так, недостаточно полно охарактеризованы институт царской власти, органы центрального управления страной. Кроме того, в последующие после выхода книги годы были открыты новые важные эпиграфические документы, значительно дополняющие и уточняющие наши представления об истории царства Атталидов. Больших успехов добилась также археология, материалы которой позволяют существенно дополнить и откорректировать представления, формирующиеся на основе письменных источников, использованных Дж. Кардинали.

Среди сочинений по истории Пергамского царства выдающееся место принадлежит трудам М. И. Ростовцева17. Истории царства Атталидов посвящены отдельные написанные им главы в «Кембриджской древней истории» и главы в классической «Социальной и экономической истории эллинистического мира»18. М. И. Ростовцев

 

16 Cardinali G. II regno di Pergamo. Roma, 1906; idem. La morte di Attalo III e la rivolta d'Aristonico // Saggi di Storia Antica e di Archaeologia offerti a G. Beloch. Roma, 1910. P. 269-320.

17 О научном вкладе M. И. Ростовцева в исследование эллинизма см.: Скифский роман / Под ред. Г. М. Бонгард-Левина. М., 1997; библиография — с. 221-226; Бонгард-Левин Г. М. М. И. Ростовцев и И. И. Бикерман (Новые архивные материалы) // ВДИ. 1995. № 4. С. 215-238; Сапрыкин С. Ю. Академик М. И. Ростовцев о Понтийском и Боспорском царствах в свете достижений современного антиковедения // ВДИ. 1995. № 1. С. 200-209; Хайнен X. Эллинистический Египет в трудах М. И. Ростовцева // ВДИ. 1992. № 2. С. 163-179; Фролов Э. Д. М. И. Ростовцев: социально-экономическое направление в русском антиковедении (аналитический обзор) // История европейской цивилизации в русской науке. Античное наследие. М., 1991. С. 37-61; он же. М. И. Ростовцев и его место в науке об античности: судьба ученого // Скифия и Боспор. Археологические материалы к конференции в память академика М. И. Ростовцева. Новочеркасск, 1989. С. 10-12; он же. Русская наука об античности: Исторические очерки. СПб., 2006. С. 391-420.

18 Rostovtzeff М. The Social and Economic History of the Hellenistic World. Vol. 1-3. Oxford, 1941; idem. Pergamum // The Cambridge Ancient History. Vol. 8. Cambridge, 1930. P. 590-618.

 

17

 

рассматривает историю Пергамского царства как неотъемлемую часть истории всего эллинистического мира и даже шире — всего Средиземноморья.

Ученый характеризует Пергамское царство, с одной стороны, как результат развития истории конца IV — начала III в. до н. э., с другой — как следствие многовековых процессов, развивавшихся в малоазийском регионе. М. И. Ростовцев отмечает, что Малая Азия со времени господства хеттов и позже, при Ахеменидах, Александре Македонском и его преемниках, была страной малых полусамостоятельных государств, в которых правили потомки племенных вождей, верховные жрецы храмовых общин или тираны городов. Захват власти в Пергаме полугреком Филетером явился одним из множества подобных событий.

Великолепное знание материала источников позволило ученому очень емко и точно охарактеризовать основные этапы политической истории Пергамского царства, показать развитие государственных институтов, религии и культуры.

Вместе с тем в силу специфики жанра трудов, в которых рассмотрена история Пергамского царства, изложение носит чрезмерно краткий и обобщающий характер, внимание ученого акцентируется лишь на наиболее важных вопросах. М. И. Ростовцев также в ряде случаев принимает некоторые спорные или, на наш взгляд, неточные и ошибочные положения по частным вопросам, которые будут отмечены по ходу дальнейшего изложения. Эти неизбежные неточности нисколько не умаляют значение того основательного научного труда, который выполнил наш замечательный соотечественник.

Обобщением всего материала по истории и культуре Пергамского государства, накопленного к середине 40-х гг. XX столетия, стала книга Э. Хансен «Атталиды Пергама»19, в которой автор дала подробное изложение истории царства, общий очерк его основных политических институтов и весьма основательно осветила развитие культуры и искусства. В книге охарактеризованы религия, наука, изобразительное искусство, архитектура. Автор прекрасно владеет всей специальной литературой и источниками. Достоинством книги Э. Хансен является полнота освещения истории Пергамского царства: практически все стороны жизни государства нашли на ее страницах более или менее значительное место. В результате книга стала исследованием, необходимым для изучения не только истории собственно Пергама, но и эллинизма в целом. Вообще говоря, до сих

 

19 Hansen Е. Op. cit.

 

18

 

пор эта работа не имеет равных по полноте использованного материала и по широте охвата проблем.

Вместе с тем работа Э. Хансен в ряде случаев страдает описательностью и отсутствием проблемного подхода. Вследствие этого автором не рассмотрены в достаточной степени некоторые важные вопросы, особенно спорные, чрезмерно кратко дан обзор государственной структуры, положения полисов в царстве, административно-территориального деления, институтов центральной власти, армии. Социальная система царства Пергам, его сельских местностей и городов совсем не охарактеризована.

Важная роль Пергамского царства в системе международных отношений Восточного Средиземноморья конца III-II в. до н. э., наличие достаточного числа содержательных источников позволили Р. Макшейну осуществить исследование по теме «Внешняя политика Атталидов Пергама»20. В книге излагается комплекс вопросов, связанных с политической историей Пергамского царства и с международными отношениями в Восточном Средиземноморье в III—II вв. до н. э. Внешняя политика Атталидов рассмотрена автором на достаточно широком фоне исторических процессов и событий, происходивших в Средиземноморье. Р. Макшейн полно и подробно рассматривает историю Пергамского царства III в. до н. э. — многочисленные войны Эвмена I, его преемника Аттала I за сохранение государственной самостоятельности и за расширение границ царства, активную внешнеполитическую деятельность Эвмена II.

Но с некоторыми общими положениями американского исследователя трудно согласиться. В его изложении цари Пергама играли роль защитников эллинизма в Азии; их отношения с греческими городами строились на равноправных договорных началах. Рассматривая вопрос о взаимоотношениях династии с городами, Р. Макшейн идеализирует эту систему отношений, считая, например, что Аттал I являлся лишь лидером группы городов, связанных с ним союзническими отношениями. Ученый высказывает мысль о том, что полисы процветали и «наслаждались» (enjoyed) партнерством с богатыми Атталидами, а при Эвмене II даже обложенные данью полисы были вполне удовлетворены своим положением.

В ряде случаев роль Пергамского царства преувеличена. Например, по мнению Р. Макшейна, в войне с царем Сирии Антиохом III в 192-188 гг. до н. э. решающей силой был не Рим, а Пергам. Роль Римской республики в этом военном конфликте он уподобляет той,

 

20 McShane R. The foreign policy of the Attalids of Pergamon. Urbana, 1964.

 

19

 

какую сыграли Соединенные Штаты Америки в Первой и Второй мировых войнах21. Отдельные события — восстание Аристоника и даже война с Антиохом III — получили у Р. Макшейна неоправданно краткое изложение. Между тем хорошо известно, что и то, и другое события стали действительно переломными не только в истории собственно царства Атталидов, но и в судьбе всего Восточного Средиземноморья II в. до н. э.

Значительный вклад в изучение истории Пергамского государства внес Р. Аллен, работа которого «Царство Атталидов. Конституционная история»22 посвящена рассмотрению отдельных событий политической истории и, главное, развитию государственных институтов и царского культа. Книга Р. Аллена построена по преимуществу проблемно, при этом важное место отведено уточнению некоторых конкретных фактов и черт политического строя Пергамского царства. Р. Аллен не предлагает читателю полного и последовательного изложения событий политической истории государства Атталидов, но делает ряд важных и содержательных экскурсов в область событийной истории. Анализируя положение Филетера в Пергаме после отделения от Лисимаха, ученый присоединяется к давно устоявшейся мысли о том, что признание власти Селевкидов Филетером носило формальный характер, в действительности же он обладал политической самостоятельностью23. Тенденция к складыванию политически самостоятельного государства (δυναστεία) ярко проявилась при преемнике Филетера Эвмене I. Характеризуя деятельность Аттала I, Р. Аллен считает, что в период между 216 г. до н. э. — началом борьбы с наместником Селевкидов в Малой Азии Ахеем — и Второй Македонской войной между царством Селевкидов и Пергамом сложились дружественные отношения, которые скреплялись договорами24. Последующее сближение Пергамского царства с Римской республикой объясняется угрозой со стороны Македонии. К этому объяснению можно добавить, что в начале II в. до н. э. упрочению союза с Римом способствовала и возникшая сирийская угроза. Р. Аллен справедливо, на наш взгляд, выступил против стремления ряда ученых (например М. Олло) приписать Атталу I имперские амбиции и широкие завоевательные планы в бассейне Эгейского моря25.

 

21 Ibidem. Р. 70, 72-73, 88, 171-172.

22 Allen R. Е. The Attalid Kingdom. A Constitutional History. Oxford, 1983. См. нашу рецензию на данную работу Р. Аллена: ВДИ. 1988. № 2. С. 221-225.

23 Ibidem. Р. 13 f.

24 Ibidem. P. 58-60. См. также: Polyb. XXI. 17, 6; Арр. Syr. 38.

25 Ibidem. P. 66 f., 74.

 

20

 

События истории Пергамского царства II в. до н. э. ученый рассматривает относительно кратко. Он разделяет популярное в историографии мнение о том, что территориальный рост царства Атталидов после 188 г. до н. э. явился результатом римских благодеяний, наградой Эвмену II за верность Риму в борьбе против Антиоха III26. На наш взгляд, роль союзников Рима — Пергама и Родоса в данной войне была более значительной, чем принято считать27. Поэтому предоставление Пергамскому царству новых территорий по Апамейскому миру 188 г. до н. э. можно рассматривать как признание римским сенатом реальных заслуг своего главного союзника.

Р. Аллен справедливо отметил, что деятельность Аттала III известна нам только во враждебной Пергаму литературной традиции. Учитывая эту особенность источников, ученый достаточно осторожно оценивает личность и правление последнего пергамского царя и отмечает, что Аттал III продолжал политическую линию своих предшественников и уделял большое внимание развитию царского культа и вообще религиозной политике. Решение Аттала III передать царство Риму следует объяснять его личными качествами и обстоятельствами правления, а не зависимостью Пергамского царства от Рима при предшественниках последнего царя. Восстание Аристоника было вызвано завещанием Аттала III, а сам Аристоник являлся претендентом на престол28.

Характеризуя развитие системы государственного управления, Р. Аллен поддерживает популярный в научных исследованиях тезис о большой роли военных побед Пергама в принятии Атталом I царского титула. По мнению ученого, в развитии политической структуры Пергамского царства важнейшим событием явился Апамейский мирный договор 188 г. до н. э., когда в выросшем территориально государстве были введены новые должности и создана система административно-территориального деления.

 

26 Ibidem. Р. 76, 78, др. Более или менее категорично данное суждение выражено в работах Т. Моммзена, Т. Франка, М. Кэри, Э. Бэдиана, Р. Эррингтона, Г. Скалларда и других ученых: Моммзен Т. История Рима. Т. 1. М., 1936. С. 704; Frank Т. Roman Imperialism. New York, 1921. P. 183, 186 etc; Badian E. Roman Imperialism in the Late Republic. Oxford, 1968. P. 2; Errington R. M. The Dawn of Empire. Rome's Rise to the world Power. Ithaca. New York, 1972. P. 183; Cary M. A History of the Greek World from 323 to 146 B.C. London, 1932. P. 213; Scullard H. H. A History of the Roman World from 753 to 146 B.C. London; New York, 1980. P. 272 f.

27 Обоснование данной точки зрения дано в гл. 1, п. 3.

28 Ibidem. Р. 84-85.

 

21

 

Р. Аллен указал на значительную самостоятельность городов, входивших в состав царства, справедливо отметил, что при обычных обстоятельствах Атталиды не размещали в городах гарнизоны и не назначали должностных лиц с военной властью. Ученый охарактеризовал также и изменения, которые происходили в политическом строе городов Малой Азии, в том числе Пергама при Атталидах. Р. Аллен допускает мысль о том, что Атталиды отдавали предпочтение политическому строю столицы и, может быть, поощряли принятие его другими городами29. Данная точка зрения, несмотря на достаточно широкую ее популярность в науке, представляется спорной30.

По мнению Р. Аллена, введение в городе Пергаме царских должностей ῾ο ἐπὶ τῆς πόλεως и ῾ο ἐπὶ τῶν ἱερῶν προσόδων приходится на время после 188 г. до н. э. Это мнение не имеет прямых доказательств, поэтому вполне можно полагать, что названные царские должности вводились в городе в связи с принятием царского титула Атталом I и формированием при нем нового административного аппарата. Подводя итог обзору институтов Пергама, Р. Аллен приходит к выводу о сохранении в городе старых прав, системы управления, законов, но отмечает при этом, что политическая свобода столицы была ограничена практикой назначения царских должностных лиц, стратегов и прямыми царскими распоряжениями31.

Р. Аллен основательно рассматривает вопросы, связанные с религиозной политикой Атталидов и развитием царских культов. Он совершенно справедливо отмечает разницу между религиозным почитанием монархов (worship) и их обожествлением (deification). Кроме того, Р. Аллен подчеркивает разницу между централизованным государственным культом царя или членов его семьи и вводимыми в городах по их собственной инициативе культами отдельных царей. Очень важным новым положением, открытым Р. Алленом, является вывод, сделанный им на основе надписей Милета о том, что в этом городе Эвмен II был обожествлен при жизни32. Как известно, считалось, что культ Атталидов не развился до уровня признания богом живого носителя верховной власти. Вывод ученого дает, таким образом, принципиально новое представление о религиозной политике династии пергамских царей.

 

29 Ibidem. Р. 105-106.

30 Аргументы против данной точки зрения рассмотрены в гл. 3, п. 2.

31 Ibidem. Р. 176 f.

32 Ibidem. Р. 145, 146, 119.

 

22

 

В целом книга Р. Аллена отличается основательностью, тщательным исследованием эпиграфического материала, в результате чего автору удалось внести некоторые существенные уточнения в события политической истории, сделать ряд новых наблюдений относительно развития государственного строя и религиозной политики Атталидов, а также предложить новые датировки некоторых известных надписей. В силу всех названных обстоятельств книга Р. Аллена представляет собой весьма значительный вклад в изучение проблем истории эллинизма и Пергамского царства.

В связи с обнаружением большого числа монет царства Атталидов и полисов Малой Азии в историографии сложилась традиция нумизматических исследований, без которых изучение политической истории и государственных институтов Пергамского царства было бы невозможным. Это работы, посвященные монетам собственно Пергамского царства (Фр. Имхоф-Блюмер, X. фон Фритце, У. Вестермарк, Е. Робинсон), и обзорные труды по нумизматике эллинизма33. Среди исследований по Пергамскому царству важное место также занимают работы, посвященные искусству царства Атталидов и знаменитому Пергамскому алтарю34.

Основные события пергамской истории, краткий очерк его социального, политического строя содержится в обобщенном виде во многих общих трудах по истории эллинизма, городов Малой Азии, международных отношений в Средиземноморье — в сочинениях Б. Низе, К. Ю. Белоха, Ю. Керста, М. Кэри, В. Чериковера, В. Тарна, Дж. Гриффита, Эд. Виля, А. X. М. Джоунза, Д. Мейджи, Э. Бикермана, Г. Бенгтсона, У. Уолбенка, Э. Грюена, Р. Биллоуса, Г. Коэна и многих других ученых35.

 

33 Imhoof-Blumer Fr. Die Münzen der Dynastie von Pergamon // ABA. 1884. Abh. III; Fritze H., von. Die Münzen von Pergamon // ABA. 1910. Abh. I; Rostovtzeff M. SEHHW. Vol. 2. P. 654-659; Head В. Historia Numorum. A Manual of Greek Numismatics. Oxford, 1911. P. 520-688; Robinson E. S. G. Cistophori in the name of King Eumenes // NC. 1954. Vol. 14. P. 1-8; Seltman C. Greek Coins. London, 1933; Westermark U. Das Bildnis des Philetairos von Pergamon. Corpus der Münzpragung. Stockholm, 1961.

34 Например: Schober A. Die Kunst von Pergamon. Innsbruck; Wien, 1951; Hiepe R. Der Pergamonaltar. Leipzig, 1959; Müller W. Der Pergamon-Altar. Leipzig, 1964; Rohde E. Pergamon: Burgberg und Altar. Berlin, 1982.

35 Тарн В. Эллинистическая цивилизация. М., 1949; Niese В. Geschichte der Griechischen und Makedonischen Staaten seit der Schlacht bei Chaeronea. Bd. 1-3. Gotha, 1893-1903; Beloch K. J. Griechische Geschichte. Bd. 4. Abt. 1, 2. Berlin; Leipzig, 1925-1927; Kaerst J. Geschichte des Hellenismus. Leipzig; Berlin, 1926; Cary M. A History of the Greek World from 323 to 146 B.C. London, 1932; Griffith G. T. The Mercenaries of the Hellenistic World. Cambridge, 1935; Jones A. H. M. The Greek City from Alexander to Justinian. Oxford, 1940;

 

23

 

В зарубежной историографии также активно исследовались отдельные аспекты истории царства Атталидов. В работах М. Олло рассматривались главным образом проблемы политической истории Пергамского царства и роли государства Атталидов в системе международных отношений в Средиземноморье36. Хр. Хабихт проанализировал отношения Пергама с Афинами и Вифинией. Кроме того, материалы царства Атталидов были им использованы в классическом труде, посвященном развитию царских культов в эпоху эллинизма37. И. Кертеш посвятил свои работы характеристике рельефов Пергамского алтаря и роли монументального искусства в политике царства Атталидов38. Социально-экономические отношения в эллинистических государствах, в том числе в царстве Атталидов, исследовал

 

idem. The Cities of the Eastern Roman Provinces. Oxford, 1971; Bickerman E. Notes sur Polybe. I. La status des villes d'Asie apres la paix d'Apamee // REG. 1937. T. 50. P. 217-239; Bengtson H. Die Strategie in der hellenistischen Zeit. Bd. 2. München, 1944; Magie D. The «Agreement» between Philip V and Antiochus III for the partition of the Egyptian Empire // JRS. 1939. Vol. XXIX. Part I. P. 32-44; idem. Rome and the City-States of western Asia Minor from 200 to 133 B.C. // Anatolian Studies presented to W. H. Buckler. Manchester, 1939. P. 161-185; Idem. Roman Rule in Asia Minor. Vol. 1-2. Princeton, 1950; Will Ed. Histoire politique du monde hellenistique. T. 1-2. Nancy, 1966-1968; Walbank W. Polybius. Berkeley; Los Angeles; London, 1972; Idem. A Historical Commentary on Polybius. Vol. 1-3. Oxford, 1957-1979; idem. Philipp V of Macedon. London, 1967; idem. The Hellenistic World. Brighton, 1981; Gruen E. The Hellenistic World and the coming of Rome. Vol. 1-2. Berkeley, 1984; Cohen G. M. Katoikiai, katoikoi and Macedonians in Asia Minor// Ancient Society. 1991. Vol. 22. P. 41-50; Billows R. A. Kings and colonists. Aspects of Macedonian Imperialism. Leiden; New York; Koln, 1995.

36 Holleaux M. L'expedition de Philippe V en Asie Mineure. La bataille de Chios (201 av. J.-C.) // Klio. 1909. Vol. IX. P. 450-460; idem. Recherches sur l'histoire des negotiations d'Antiochos III avec les Romains // REA. 1913. T. 15. Fasc. 4. P. 1-24; idem. Un nouveau document relatif aux premiers Attalids // REA. 1918. Т. XX. P. 9-15; idem. Rome, la Grece et les monarchies hellenistiques au III-e siecle av. J.-C. Paris, 1921; idem. L'expedition de Philippe V en Asie (201 av. J.-C.) // REA. 1920. Т. XXII. P. 237-258; 1921. Т. XXIII. P. 181-212; 1923. Т. XXV. P. 330-366; idem. La clause territoriale au traite d'Apamee // REG. 1931. T. XLIV. P. 304-319; idem. L'expedition d'Attale I-er en 218 // Idem. Etudes d'Epigraphie et d'Histoire Grecques. Vol. 2. Paris, 1940. P. 17—42.

37 Habicht Chr. Über die kriege zwischen Pergamon und Bithynien // Hermes. 1956. Bd. 84. H. 1. S. 90-110; idem. Gottmenschentum und Griechische Stadte. München, 1956; idem. Athens and the Attalids in the Second Century B.C. // Hesperia. 1990. Bd. 59. P. 561-577 (переиздана: Athens in Hellenistischer Zeit. München, 1944. P. 183-201). Русское издание: Хабихт Хр. Афины: История города в эллинистическую эпоху. М., 1999.

38 Kertesz I. Das religionsleben von Pergamon und seine politische Bedeutung // Humanismus und menschenbild im Orient und in der Antike. Konferenz vortrage. Halle (Saale), 1977. S. 201-211; idem. Der Telephos-Mythos und der Telephos-Fries // Oikumene. 1982. Bd. 3. S. 203-215.

 

24

 

X. Крайссиг39. Восстание Аристоника стало темой изысканий В. Вавржинека, Й. Фогта, Хр. Милеты и других ученых40. Многие частные вопросы истории царства Атталидов затрагивались в трудах большого числа других зарубежных исследователей.

В отечественной научной литературе история эллинизма заняла значительное место, при этом история Пергамского государства, напротив, не получила достаточного освещения. Ф. Ф. Соколову принадлежит единственная в русской дореволюционной историографии работа по истории Пергама, в которой проанализированы главные положения договора Эвмена I с наемниками41.

Более значительный интерес отечественных специалистов вызвали по преимуществу события последних лет жизни государства и некоторые черты военной организации царства Атталидов. О. Н. Юлкина посвятила специальную статью знаменитому декрету Пергама 133 г. до н. э.42 По ее мнению, восстание свободной бедноты и рабов в царстве Атталидов началось еще при жизни Аттала III. О. Н. Юлкина считала Аристоника выразителем интересов и вождем поднявшихся на борьбу рабов и свободной бедноты. К. М. Колобова в работе «Аттал III и его завещание» исследовала некоторые аспекты деятельности последнего пергамского царя, обстоятельства его странной смерти и вопрос о царском завещании. К. М. Колобова выразила мысль о том, что образ последнего царя Пергамского государства в античной историографии был искажен: ему придали черты классического злодея и деспота, каковым последний правитель Пергамского царства в действительности не был. По мнению К. М. Колобовой, Аттал III пал жертвой римской экспансионистской политики и интриг43. В целом идея

 

39 Kreissig H. Hellenistische Grundbesitzverhaltnisse im oströmischen Kleinasien // Jahrbuch für Wirtschaftsgeschichte. 1967. Bd. 1. S. 200-206; idem. Die Polis in Griechenland und im Orient in der hellenistisdchen Epoche // Hellenische Poleis. Bd. 2. Berlin, 1973. S. 1074-1084; idem. Wirtschafl und Gesellschaft in Seleucidenreich. Die Eigentums- und die Abhangigkeits verhältnisse. Berlin, 1978.

40 Vavřinek V. La revoke d'Aristonicos. Praha, 1957; Vavřinek V. On the sructure of the Slave Revolts // Socialen Problemen in Hellenismus and im Romischen Reich / Ed. P. Oliva und J. Burian. Praha, 1973. P. 203-212; Vavřinek V. Aristonicus of Pergamum: Pretender on the Throne or Leader of a Slave Revolt // Eirene. 1975. Vol. 13. P. 109-129; Vogt J. Pergamon und Aristonikos // Atti del terzo congresso internationale d'epigraphia greca e latina. Roma, 1959. S. 45-54; Mileta Chr. Der Aristonikosaufstand // Das Altertum. 1985. Bd. 31. H. 2. S. 119-123.

41 Соколов Ф. Ф. Договор Евмена с наемными воинами // Тр. Ф. Ф. Соколова. СПб., 1910. С. 405-410.

42 Юлкина О. Н. Пергамский декрет 133 г. до н. э. // ВДИ. 1947. № 4.

43 Колобова К. М. Аттал III и его завещание // Древний мир: Сб. статей. М., 1962.

 

25

 

К. М. Колобовой, хотя и не имеет достаточной доказательной базы, представляет несомненный интерес, а предложенная ею версия событий вполне вписывается в общий контекст политических процессов Восточного Средиземноморья середины II в. до н. э.

Л. П. Маринович на основе анализа некоторых надписей сделала важный вывод об одной особенности армии Пергамского царства при Аттале I: к военной службе привлекались граждане столицы государства44. Мнение Л. П. Маринович подкрепляется рядом прямых и косвенных свидетельств, касающихся военной организации полисов и военной подготовки граждан в эпоху эллинизма45. Заметим, что этот частный вывод Л. П. Маринович имеет большое значение для понимания политической системы эллинистической монархии и позволяет по-иному взглянуть на принципы организации эллинистической армии и на характер взаимоотношений царей с подвластными им полисами.

Отдельные сюжеты политической истории Пергамского царства затронуты в исследованиях С. Ю. Сапрыкина, посвященных Понтийскому государству и Геракле Понтийской. В ряде других работ С. Ю. Сапрыкин рассмотрел некоторые общие вопросы международных отношений в эллинистическом мире, имеющие немалое значение для темы нашего исследования46.

История Вифинского царства — исторического «соседа» и постоянного соперника Пергама была основательно изучена О. Л. Габелко в ряде работ, прежде всего в монографии «История Вифинского царства»47. Автору удалось полно охарактеризовать важнейшие

 

44 Маринович Л. П. О некоторых особенностях армии Пергамского государства // Проблемы античной истории и культуры (Доклады XIV Международной конференции античников социалистических стран «Эйрене»). Т. 1. Ереван, 1979. С. 156-162.

45 См. подробнее: Климов О. Ю. Военная организация городов Малой Азии в эпоху эллинизма // Античный мир и археология древней Ойкумены: Межвуз. сб. науч. тр. Вып. 9. Саратов, 1993. С. 50-59.

46 Сапрыкин С. Ю. Гераклея, Херсонес и Фарнак I Понтийский // ВДИ. 1979. № 3. С. 43-59; он же. Академик М. И. Ростовцев о Понтийском и Боспорском царствах в свете достижений современного антиковедения // ВДИ. 1995. № 1. С. 200-209; он же. Понтийское царство: Государство греков и варваров в Причерноморье. М., 1996; он же. Насильственный и ненасильственный мир в эллинистическую эпоху // Межгосударственные отношения и дипломатия в античности. Казань, 2000. Ч. 1. С. 159-177.

47 Габелко О. Л. Некоторые особенности царской власти в Вифинии (к проблеме взаимодействия фракийских и общеэллинистических традиций) // ВДИ. 1995. № 3. С. 161—172; он же. Гераклея Понтийская и Вифиния в раннеэллинистический период: политико-географический аспект // ВДИ. 1999. № 2. С. 114-126; он же. Этнический и социальный аспекты психологии Вифинского общества в эллинистическую эпоху: попытка реконструкции) // Социальные структуры и социальная психология античного мира: Докл. конф. М., 1993. С. 60-68; он же. История Вифинского царства. СПб., 2005; он же. Династиче-

 

26

 

политические и этнические процессы, протекавшие в северо-западном регионе Малой Азии, последовательно восстановить событийную историю царства. Вопросы пергамской истории затрагиваются О. Л. Габелко, как правило, в той связи и степени, в какой они касаются истории Вифинии. Автор во многих случаях предлагает уточненную характеристику событий, иногда — их собственную детальную реконструкцию. При этом О. JI. Габелко выражает ряд интересных мнений и наблюдений, которые, безусловно, способствуют более полному и точному пониманию истории эллинистической Малой Азии и, в частности, государства Атталидов.

Наконец, события последних этапов истории Пергамского царства, главным образом правление Аттала III, личность царя, загадка его завещания, были рассмотрены А. П. Беликовым в монографии, посвященной взаимоотношениям Рима с эллинистическим миром48. Автор высказывает и аргументирует вывод о том, что гибель Пергамского царства и превращение его территории в провинцию Азия явилось результатом римских дипломатических махинаций. А. П. Беликов уделил большое внимание проблеме личности Аттала III, высказав предположение, что царь страдал психическим заболеванием, следовательно, его завещание не имело юридической силы, а присоединение территории Пергамского царства к Риму явилось незаконным.

Всеми перечисленными сочинениями исчерпывается круг работ по истории Пергамского царства в отечественной науке49. Вместе с тем одним из достоинств отечественного антиковедения, особенно последних десятилетий, является большое внимание к вопросам истории эллинизма, которые исследуются на концептуальном и конкретно-историческом уровнях50. Но так как наша работа посвящена

 

cкая история эллинистических монархий Малой Азии по данным «Хронографии» Георгия Синкелла // Antiquitas aeterna. Поволжский антиковедческий журнал: Сб. науч. тр. Вып. 1. Эллинистический мир: единство многообразия. Казань, 2005. С. 86-106.

48 Беликов А. П. Рим и эллинизм: Проблемы политических, экономических и культурных контактов. Ставрополь, 2003.

49 По понятным причинам мы исключаем из обзора наши работы по проблемам истории Пергамского царства.

50 См.: Сопова Н. К. Проблемы истории эллинизма в советской историографии // Учен. зап. Т. 21 (сер. историческая). Хабаровск, 1969. С. 137-151; Историография античной истории. С. 362-364; Самохина Г. С. Советская историография эллинизма (Основные проблемы развития) // Изучение и преподавание историографии в высшей школе. Петрозаводск, 1985. С. 42-47.

Полный обзор историографии на конец 70-х гг. прошлого столетия по проблеме эллинистического полиса см.: Кошеленко Г. А. Греческий полис на эллинистическом Востоке. М., 1979. С. 23-79.

 

27

 

конкретному эллинистическому государству, мы не ставим задачу выполнить обзор и анализ всех исследований по эллинизму.

Важно заметить, что изучение эллинистической истории в СССР и России значительно активизировалось именно в 70-90-е гг. прошлого столетия. В последние десятилетия эллинистическая проблематика заняла заметное место в планах научных разработок многих кафедр университетов и институтов страны, осуществлялась подготовка исследователей через систему аспирантуры, появились новые труды, расширилась их тематика. Значительное внимание было уделено социально-политической проблематике, например теме полиса, проблеме взаимоотношений монархии с городами, развитию общин различного типа, входивших в состав эллинистических царств.

Отечественная наука активно занималась общей характеристикой эллинизма51. Основы концептуального понимания данного исторического феномена заложили А. Б. Ранович52, К. К. Зельин53, Г. А. Кошеленко54, Е. С. Голубцова55, И. С. Свенцицкая56, Э. Д. Фро-

 

51 О разработке концептуального понимания эллинизма см.: Фролов Э. Д. История эллинизма в биографиях его творцов // Бенгтсон Г. Правители эпохи эллинизма. М., 1982. С. 17-18; Кошеленко Г. А. Эллинизм: к спорам о сущности // Эллинизм: экономика, политика, культура. М., 1990. С. 7-13.

52 Ранович А. Б. Эллинизм и его историческая роль. М.; Л. 1950.

53 Зельин К. К. Некоторые основные проблемы истории эллинизма // СА. 1955. Т. XXII. С. 99-108; он же. Основные черты эллинизма // ВДИ. 1953. № 4. С. 145-156.

54 Кошеленко Г. А. Городской строй полисов Западной Парфии // ВДИ. 1960. № 4. С. 73-82; он же. Греческий полис на эллинистическом Востоке. М., 1979.

55 Голубцова Е. С. Очерки социально-политической истории Малой Азии в I-III вв. (Независимая сельская община). М., 1962; она же. Формы зависимости сельского населения Малой Азии в III—I вв. до н. э. // ВДИ. 1967. № 3; Блаватская Т. В., Голубцова Е. С., Павловская А. И. Рабство в эллинистических государствах в III—I вв. до н. э. М., 1969; она же. Сельская община Малой Азии (III в. до н. э. — III в. н. э.). М., 1972; она же. Идеология и культура сельского населения Малой Азии в I—III вв. н. э. М., 1977; она же. Племена и народности Малой Азии в III в. до н. э. —III в. н. э. М., 1987; она же. Полис и монархия в эпоху Селевкидов // Эллинизм: восток и запад. М., 1992; она же. Община, племя, народность в античную эпоху. М., 1998.

56 Свенцицкая И. С. Социально-экономические особенности эллинистических государств. М., 1963; она же. Зависимое население на землях городов Западной Малой Азии в период эллинизма // ВДИ. 1957. №. 3. С. 91-103; она же. Категория ΠΑΡΟΙΚΟΙ в эллинистических полисах Малой Азии // ВДИ. 1959. № 2. С. 146-153; она же. Земельные владения городов Западной Малой Азии в период эллинизма // ВДИ. 1960. № 3. С. 89-104; она же. Гражданин и полис в эллинистических государствах // Eirene. 1967. № 6. С. 27-34; она же. К вопросу о гражданских и имущественных правах в эллинистических полисах Малой Азии // ВДИ. 1966. № 2; она же. Особенности гражданской общины на эллинистическом Ближнем Востоке // ВДИ. 1999. № 3. С. 23-38.

 

28

 

лов57. Однако концептуальное решение проблемы эллинизма в отечественной науке еще впереди. При этом в изучении конкретных этапов истории эллинизма, важнейших проблем, аспектов развития, в исследовании отдельных регионов эллинистического мира были достигнуты немалые успехи. В трудах А. П. Беликова, Т. В. Блаватской, Е. С. Голубцовой, В. Д. Жигунина, Ю. Е. Журавлева, К. К. Зельина, B. И. Кащеева, Г. А. Кошеленко, Л. П. Маринович, А. И. Павловской, А. Г. Периханян, А. Б. Рановича, Г. С. Самохиной, И. С. Свенцицкой, Э. Д. Фролова, А. Б. Шарниной, А. С. Шофмана и других ученых58 характеризовались основные этапы политической истории эллинистического мира, социальная система, сложившиеся формы собственности, земельные отношения, система международных отношений, культура, религия.

Историю отдельных эллинистических государств или регионов эллинистического мира исследовали О. Л. Габелко, О. М. Зельдина, С. С. Казаров, Е. А. Круглов, Ю. Н. Кузьмин, И. А. Ладынин, Ю. Н. Литвиненко, О. Б. Лопухова, Е. А. Молев, С. В. Новиков, C. Ю. Сапрыкин, Г. X. Саркисян, С. К. Сизов, И. Ш. Шифман и другие ученые59.

Материалы Пергамского царства и городов Малой Азии использовались отечественными исследователями для изучения разнообразных исторических сюжетов, но обобщающие работы, специально посвященные Пергамскому царству, не были опубликованы60.

Завершая краткий историографический обзор, отметим, что в зарубежной науке проделана значительная работа по изучению истории Пергамского царства; в отечественной науке подобные работы до недавнего времени выходили редко и круг поднимаемых в них проблем был очень узким.

 

57 Фролов Э. Д. Античная государственность на рубеже классики и эллинизма // Материалы III Всесоюзного симпозиума по древней истории Причерноморья на тему «Эллинизм и Причерноморье». Цхалтубо, 21-27 мая 1982 года. Тбилиси, 1982. С. 93-96; он же. Предэллинизм на Западе: кризис полисной демократии и «младшая тирания» в греческих полисах // История древнего мира. Кн. 2. Расцвет древних обществ. М., 1989. С. 245-260; он же. Исторические предпосылки эллинизма // Эллинизм: экономика, политика, культура / Под общ. ред. Е. С. Голубцовой. М., 1990. С. 14-58; он же. Греция в эпоху поздней классики (Общество. Личность. Власть). СПб., 2001.

58 В связи с большим числом работ, на которые необходимо сделать ссылку, мы предлагаем читателю обратиться к списку литературы, который приводится в конце книги.

59 См. предыдущую сноску.

60 Исключение составили указанные выше статьи К. М. Колобовой, О. Н. Юлкиной, Л. П. Маринович, О. Л. Габелко и работы автора настоящей монографии.

 

29

 

Изучение историографической традиции о Пергамском царстве оставляет противоречивое впечатление по той причине, что имеется целый ряд вопросов и тем, достаточно обеспеченных источниками, но при этом не получивших должного освещения ни в зарубежной, ни в отечественной литературе.

При имеющейся в распоряжении исследователей базе источников не на все поставленные вопросы можно дать ответ, не все возникающие в ходе исследования проблемы поддаются решению. К сожалению, источники в некоторых случаях раскрывают события в деталях, в других — лишь упоминают о важных исторических фактах и процессах, в третьих — замалчивают отдельные события или направления деятельности пергамских царей. В целом обобщение имеющихся материалов источников и данных продолжительной исследовательской традиции о Пергамском царстве — задача актуальная и своевременная.

Содержание глав книги определяется теми задачами, которые автор ставит перед собой на основании всего сказанного выше. Предлагаемая вниманию читателей работа посвящена рассмотрению основных вопросов политической истории Пергамского царства и истории его государственных институтов. В первой главе анализируется политическая история Пергамского царства. Поскольку на русском языке история Пергама в общем виде не излагалась, автор счел необходимым сделать очень краткий очерк событий истории государства Атталидов, акцентируя основное внимание на наиболее важных и дискуссионных ее аспектах. Подчеркнем, что для автора данный раздел работы носит вспомогательный характер и важен не сам по себе, а для более полного понимания процессов становления и развития политических институтов.

Во второй главе автор суммировал основные материалы источников и результаты исследований разных ученых, относящиеся к вопросу о государственном строе Пергама, — о положении царя и основных чертах царской власти, органах центрального и местного управления, административно-территориальном делении страны, о финансовой и налоговой системах, об армии и флоте.

Третья глава посвящена проблеме положения полисов в составе Пергамского царства. Данная тема, при всей своей важности, не была объектом специального исследования ни в зарубежной, ни в отечественной литературе. Этот обзор взаимоотношений полиса и монархии дается с двух позиций. Во-первых, кратко показано развитие городов — их экономики, социальной структуры, полисного строя. При этом характеристика экономического и социального развития

 

30

 

дана обзорно, кратко, лишь в целях создания общей картины эволюции городов и для того, чтобы показать контекст, исторический фон, на котором происходили именно политические процессы. Кроме того, следует указать еще на две причины подобного подхода. Характеристика экономического развития городов на основании археологических материалов, число которых постоянно стремительно нарастает, требует специального обобщающего труда. Анализ социального развития городов, напротив, затруднен общим недостатком источников и их ограниченной информативностью. Во-вторых, освещается политика династии Атталидов в отношении городов — управление полисами, экономическая эксплуатация или, напротив, меры царей по поддержанию городской экономики и созданию условий для ее развития, наконец, градостроительная деятельность династии.

Четвертая глава посвящена религиозной политике Атталидов — царским культам, введению почитания ряда новых богов, созданию и деятельности религиозной коллегии атталистов, сооружению Пергамского алтаря Зевса и роли искусства в идеологической политике династии. При этом также следует сделать важную оговорку: религиозная жизнь царства не рассматривается во всей своей полноте и сложности, но характеризуется прежде всего в той степени и с тех сторон, которые раскрывают ее политическое значение.

В целом, по мнению автора, такая структура книги и избранный для освещения круг проблем позволят создать целостное и полное представление о политических аспектах истории государства Атталидов. Вопросы развития культуры в Пергамском царстве остаются вне сферы нашего внимания именно в силу того, что они требуют более подробного специального рассмотрения.

В завершение благодарю своих коллег, высказавших ценные замечания и рекомендации в процессе работы над рукописью. Все их пожелания по возможности учтены, что позволило значительно улучшить книгу.

Источник: Климов О. Ю. Пергамское царство: проблемы политической истории и государственного устройства. — СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ; Нестор-История, 2010. — 400 с. — (Историческая библиотека).
Чтобы сообщить об опечатке, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Журнал Labyrinthos - история и культура древнего мира
Код баннера: