«Не знать, что случилось до твоего рождения — значит всегда оставаться ребенком. В самом деле, что такое жизнь человека, если память о древних событиях не связывает ее с жизнью наших предков?»
Марк Туллий Цицерон, «Оратор»
история древнего мира
Неронова В. Д.

История древнего мира. Под ред. И. М. Дьяконова

Ранний Рим

1. ГЕОГРАФИЧЕСКАЯ И ИСТОРИЧЕСКАЯ СРЕДА ДРЕВНЕЙ ИТАЛИИ

 

Италия расположена на Апеннинском полуострове, глубоко вдающемся в Средиземное море в его центральной части. С севера к нему примыкает широкая долина р. По, огражденная со стороны материка дугой Альп. Вдоль полуострова тянется горная цепь Апеннин. На севере и юге горы приближаются к западному побережью, а в средней части — к восточному. Апеннинский полуостров омывается Адриатическим, Ионическим, Тирренским и Лигурийским морями, которые являются частями Средиземного моря.

Древняя Италия располагала бо́льшим количеством плодородных земель, чем Греция. Наиболее удобны для земледелия были области на западе Средней Италии — Этрурия (совр. Тоскана), Лаций и Кампания, а также долина р. По на севере и о-в Сицилия на юге. Многие плодородные земли были заболочены, но с созданием системы сточных каналов становились пригодными для хозяйственного освоения. Плодородные районы имелись и на юге полуострова, особенно на побережье. Горные области подходили для развития скотоводства. В Италии много рек; теперь большинство из них мелеет летом, но в древности они были полноводными благодаря лесам, позднее вырубленным.

Полезными ископаемыми древняя Италия не могла похвалиться. Здесь добывали мрамор и другие породы строительного камня, а также глину для гончарного производства. В устье Тибра находились залежи поваренной соли. Металлические руды отмечены лишь в Этрурии, где добывали в основном медь и железо. Богатыми запасами железной руды обладал о-в Ильва (Эльба), расположенный у побережья Этрурии.

Субтропический климат, лишь на севере страны переходящий в умеренный, плодородные земли, обилие влаги, богатый животный и растительный мир представляли собой благоприятные природные условия для жизни первобытных людей, поэтому не случайно Италия была заселена еще с эпохи палеолита. Однако эти условия были недостаточными для столь же раннего возникновения здесь классового общества, как в передовых очагах цивилизации III—II тысячелетий до н. э. В Италии с ее густыми хвойными и лиственными лесами и преимущественно тяжелым почвами оказалось невозможным до появления стальных орудий успешное развитие земледелия и получение на его базе прибавочного продукта, необходимого для существования классового общества. Хотя производство бронзы из местной меди и привозного олова началось в Италии еще во II тысячелетии до н. э., однако этот не уступающий стали по своей твердости и прочности сплав из редких металлов не мог найти широкого применения в хозяйстве из-за своей дороговизны. И только введение в обиход более распространенного в природе и относительно дешевого железа резко ускорило общественное развитие населения этой страны. Железный век наступил в Италии на рубеже II и I тысячелетий до н. э.; более или менее массовое изготовление орудий из железа началось здесь в этрусских городах с VIII— VII вв. до н. э.

Бо́льшая по сравнению с Грецией удаленность Италии от развитых обществ Ближнего Востока затрудняла ее экономические и культурные контакты с ними в древнейшие времена. Правда, как стало известно в последние десятилетия, обитатели Восточного Средиземноморья — греки-микенцы поддерживали связи с Италией еще во II тысячелетии до н. э.

 

2. ЭТНИЧЕСКИЙ СОСТАВ НАСЕЛЕНИЯ ИТАЛИИ ВО II И ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ I ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ ДО Н. Э.

 

Население Апеннинского полуострова отличалось этнической пестротой, которая была следствием как более ранних, так и продолжавшихся в рассматриваемый период миграций. В процессе многочисленных передвижений, ассимиляций и взаимовлияний складывались новые этносы, что относится, в частности, и к римлянам.

Очень древними обитателями Италии были Лигурийские племена. Язык лигуров неизвестен, но по некоторым предполагаемым следам его заключают, что он был неиндоевропейским. Область их проживания на северо-западе Италии стала называться Лигурией, а примыкающее к ней море — Лигурийским. Однако территория расселения лигуров не ограничивалась указанной областью. Например, они известны как предшественники италиков в Лации, включая будущий Рим.

Вероятно, во II тысячелетии до н. э. с севера — из придунайских областей пришли на Апеннинский полуостров италийские племена. Их языки относились к индоевропейской семье. На полуострове расселились многочисленные италийские племена — оско-умбры, сабины-самниты, латины, венеты и др. Венетов до недавнего времени считали иллирийцами. Теперь некоторые исследователи предлагают считать венетский язык самостоятельным италийским языком, близким латинскому. Венеты упоминаются античной традицией и в Средней Италии — в Лации, но особенно прочно они, по-видимому, обосновались на северо-востоке Италии. Населенная ими область стала называться Венецией; это имя получил и город, возникший здесь во времена поздней античности.

Италики ассимилировали лигуров, а также, вероятно, и других автохтонов. На италийскую этническую основу наслоились пеласги и иллирийцы, расселившиеся в Италии в конце II тысячелетия до н. э. Пеласгами греки неопределенно называли негреческое архаическое население побережий восточной части Средиземного моря. Им приписывают значительный слой заимствований в греческом языке, принадлежавших первоначально языку, близкому к индоевропейским фракийским говорам. Пеласги нигде не жили компактными массами и бесследно растворились в окружавшем их населении. Иллирийцы говорили на индоевропейском языке, возможно тоже родственном фракийскому; некоторые исследователи полагают, что они были известны в Средней Италии; но лишь в юго-восточной области Апеннинского полуострова, несомненно, обитало иллирийское племя япигов.

Во II тысячелетии до н. э. в Италии начинали появляться греки-микенцы, т. е. ахейцы, которые торговали и основывали свои поселения не только в Южной Италии и на близлежащих островах, но и в Средней Италии, в том числе в Лации.

Не позже начала I тысячелетия до н. э. в Италию (нынешнюю Тоскану и, может быть, Ломбардию) стали проникать этруски, предположительно — выходцы с Востока2. В VII—VI вв. до н. э. этруски господствовали в Средней и Северной Италии.

В первой половине I тысячелетия до н. э. развили колонизационную деятельность на о-ве Сицилия и в Южной Италии греки, которые соприкоснулись в Сицилии с финикийскими колонистами. Финикийцы имели постоянные колонии на Сицилии, Сардинии и, может быть, Корсике. Крупнейшим центром финикийской колонизации был Карфаген, основанный выходцами из Тира в IX в. до н. э. на северном побережье Африки напротив Сицилии. Греки в VIII—VI вв. до н. э. так густо заселили побережья Южной Италии и Сицилии, что этот район стал называться «Великой Грецией»3.

Позже других пришельцев появились в Италии индоевропейские племена кельтов, которых римляне называли галлами. На рубеже V—IV вв. до н. э. они вторглись с севера в Италию и заселили долину р. По, которую римляне стали называть Цизальпинской Галлией («Галлией по эту сторону Альп») в отличие от Трансальпинской (Заальпийской) Галлии.

 

3. ВОЗНИКНОВЕНИЕ РИМА

 

Поздние римские легенды связывали основание Рима с Троянской войной. Они рассказывали, что, когда погибла Троя, некоторые троянцы во главе с Энеем бежали на кораблях в Италию. Они прибыли в Лаций, где Эней основал город Альбу Лонгу и стал царствовать в нем.

Эти легенды сплелись с другим преданием о возникновении Рима. По нему, царь Альбы Нумитор4 был свергнут своим братом Амулием. Боясь мести со стороны детей или внуков Нумитора, Амулий принудил его дочь Рею Сильвию стать весталкой. Жрицы богини Весты, хранительницы домашнего очага, весталки не имели права вступать в брак. Однако у Сильвии от бога Марса родились два сына-близнеца, Ромул и Рем. Чтобы избавиться от них, Амулий приказал бросить их в Тибр. Но младенцы были чудом спасены: волна выбросила корзинку с детьми на берег, где их вскормила своим молоком волчица. Затем воспитателем детей стал царский пастух. В конце концов братья узнали о своем происхождении, убили Амулия, вернули царскую власть своему деду и, собрав дружину, основали новый город на Палатинском холме на берегу Тибра. По жребию город получил название Roma (Рим) от имени Ромула. При постройке городской стены между братьями возникла ссора, во время которой Рем был убит братом. Ромул стал первым римским царем. Он разделил граждан на патрициев и плебеев, распределил все население по куриям и создал войско. В соответствии с легендой римляне воздвигли позже на Капитолии бронзовую статую волчицы.

Предание сообщает, что первыми жителями Рима были только юноши — спутники Ромула, его дружина. Соседние общины отнеслись к новым поселенцам недоверчиво и не хотели выдавать за них своих дочерей. Тогда Ромул устроил праздник с бегами верховых коней и колесниц, на который пригласил соседей — сабинов. Во время пира римляне похитили девушек-сабинянок. Сабины пошли войной на Рим, но сабинянки сумели помирить своих отцов и мужей. В результате слияния латинской и сабинской общин образовалось единое Римское государство, которым стали совместно править два царя — Ромул и сабинянин Тит Таций.

Вторым римским царем, по преданию, был сабинянин Нума Помпилий, который учредил культы богов и организовал жреческие и ремесленные коллегии. Следующий царь, Тулл Гостилий, разрушил Альбу Лонгу и переселил ее жителей в Рим. Его преемник, Анк Марций, построил мост через Тибр и основал первую римскую колонию, Остию, в устье Тибра.

Затем, согласно римской традиции, в Риме правили еще три царя, этруски по происхождеиию. Тарквиний Древний построил в Риме первый цирк, храм на Капитолии и подземный сточный канал — Великую клоаку, существующую и по сей день. Сменивший его Сервий Туллий провел важные социальные реформы и обнес город мощной каменной стеной. Последний, седьмой царь — Тарквиний Гордый был изгнан из Рима восставшим населением.

Римские ученые пытались определить на основании легенд дату основания Рима. Варрон в I в. до н. э. предложил считать днем основания Рима 21 апреля 753 г. до н. э. (по нашему летосчислению). Эту дату вычислил по инициативе Варрона его друг — математик, философ и астролог — этруск Тарутий. День 21 апреля был у древних латинян пастушеским праздником. Предложенная дата основания Рима, хотя и считается легендарной, до сих пор используется в науке как «эра Варрона». Даты по «эре Варрона» в ее поздней части достоверны, так как согласованы со списками римских должностных лиц — консулов, официально ведшимися с V в. до н. э.

Специальное изучение преданий о раннем Риме и сопоставление их с результатами археологических и лингвистических исследований привело ученых к выводу, что известия античных писателей в целом заслуживают доверия. Теперь признано, что античная традиция содержит наряду с вымыслом и воспоминания о реальных исторических событиях и личностях. Например, оказываются достоверными в своей основе сведения об этническом составе населения на территории будущего Рима, о связях этого населения с Восточным Средиземноморьем, о приблизительном времени возникновения Рима, о связи первых римских поселенцев с Альбой Лонгой, о слиянии латинской и сабинской общин в Риме, общие представления о деятельности первых римских царей, об этрусских правителях в Риме в конце царского периода и о многих других фактах. Характерная для современной науки реабилитация античной традиции о раннем Риме, разумеется, сочетается с критическим подходом к ее данным. Для изучения истоков Рима и его собственной ранней истории ныне типично комплексное использование всевозможных источников.

При сопоставлении легендарных известий с современными археологическими и лингвистическими данными возникновение Рима предстает в следующем виде. Комплексное использование источников позволило теперь выделить в истории Рима древнейшую стадию, предшествующую царской эпохе. Античная традиция, зафиксированная в трудах древних и раннесредневековых авторов, сохранила воспоминания о том, что римляне не были первыми обитателями притибрских холмов. Их предшественников, автохтонов Лация, она считала современниками богов Януса и Сатурна. Археологами доказано обитание людей на месте будущего Рима по крайней мере с середины II тысячелетия до н. э. Это были первобытные люди, жившие в примитивных хижинах или в пещерах. Некоторые ученые считают этим первобытным населением сикулов, ветвь лигурийских племен, распространенных на Апеннинском полуострове в эпохи неолита и энеолита. Лигуро-сикулы составили, по их мнению, нижний известный науке слой древнейшего населения на территории будущего Рима.

В античных преданиях упоминалось о пребывании божественного героя Геракла (Геркулеса) на месте будущего Рима и об основании греками-ахейцами под предводительством Эвандра поселения на Палатине, холме в центре будущего Рима. Согласно преданию, Эвандр первым в Италии запряг волов в плуг.

Археология и лингвистика подтверждают наличие в этих сказаниях реального исторического ядра. С XVI в. до н. э., как это доказывают находки микенской керамики в Южной и Средней Италии и на островах Сицилии, Липарских и Искье, началось активное проникновение на Запад микенских торговцев, которым в это время было недоступно Восточное Средиземноморье, находившееся в сфере влияния Крита. Расцвет микенской торговли и с Востоком, и с Западом падает на время около 1400 г. до н. э. Местом непрерывных контактов Италии с Эгеидой с микенской эпохи вплоть до Великой греческой колонизации непрерывно являлся район города Тарента на побережье Южной Италии. Предполагается, что именно через него шел торговый обмен между Северной Италией и эгейским миром. Греков-ахейцев, вероятно, привлекали металлы Этрурии; кроме того, они, по-видимому, вывозили из Италии рабов.

Современная наука допускает существование в XIII в. до н. э. микенской колонии на территории будущего Рима, но эта колония, очевидно, не была сильной и с падением ахейской мощи в метрополии постепенно сошла на нет. Греки-микенцы внесли свою лепту в формирование римского этноса: они оставили свои следы в языке и религии римлян и этрусков, обогатили своим хозяйственным опытом животноводство и пахотное земледелие в Италии; согласно некоторым современным исследованиям, жители древнейшего Лация заимствовали от микенцев-аркадцев, а не от этрусков, как считалось ранее, обычай носить тогу — плащ из шерстяной ткани, а также мастерство изготовления льняной одежды.

По преданию, среди древнейшего населения территории будущего Рима были и пеласги, появившиеся в Лации еще в эпоху бронзы, но несколько позже, чем италики, в том число и латины.

История собственно Рима начинается на рубеже IX—VIII вв. до н. э. Его возникновение связано с именем Ромула, в образе которого спрессовались воспоминания о целом ряде реальных вождей-правителей, имена которых оказались забытыми. При этом, вопреки легенде, считается, что имя «Ромул» было образовано от названия города Рима (Roma), а не наоборот. Дата возникновения Рима является началом царского периода в римской истории.

Большинство населения Рима, как и всего Лация, составили латины, ветвь италийских племен. Они и дали свое имя области у левобережье Тибра. В Лации возникла федерация латинских городков-поселков во главе с Альбой Лонгой. Традиция насчитывала 30 поселений, членов этой федерации. По легенде, Рим был основан выходцами из Альбы Лонги. Как было показано выше, римская территория была заселена еще за много веков до этого, так что латинская колония возникла не на пустом месте. Отдельно от нее на этой же территории выросла сабинская колония, также впитавшая в себя предшествующее население. Собственно Рим начинается с объединения латинской и сабинской общин, обитавших на притибрских холмах, о чем сохранила воспоминание легенда о похищении сабинянок.

Географическое положение Рима было выгодным во многих отношениях. Он находился в центре Италии, на берегу судоходного Тибра, приблизительно в двух десятках километров от его устья, на холмах, представляющих собой естественные укрепления. У самого подножия холмов, на которых возник Рим, проходила древняя «соляная дорога», по которой в глубь страны везли соль, добываемую в устье Тибра. На холмах был более сухой и здоровый климат, нежели в заболоченных низинах, где люди страдали от малярии, а для земледелия требовалась мелиорация.

Рим первых царей еще не походил на настоящий город. Он представлял собой группу укрепленных поселков, разбросанных по вершинам холмов и окруженных полями и пастбищами, лесами и болотами. В центре современного Рима сохранились некрополи и следы поселений царского периода. Наиболее древние из них, датируемые VIII в. до н. э., находятся на Палатинском холме, который считается ядром Ромулова Рима. В грунте из мягкого камня, туфа, сохранились углубления, соответствующие основаниям стоявших там круглых или квадратных в плане домов-хижин. Их площадь была около 30 кв. м. Стены сооружались из поставленных по периметру столбов, пространство между которыми заплеталось ветвями; деревянный каркас обмазывался глиной. Тростниковая или соломенная крыша поддерживалась столбом, стоявшим в центре жилища. Снаружи над дверью устраивался навес. Слева от двери находилось окно. Вид такой хижины воспроизводят погребальные урны, найденные на территории Рима, а также в районах Альбанских гор и Южной Этрурии. Вблизи поселений располагались некрополи, одни из которых сохранили следы кремации, другие ингумации (захоронения трупов). Жители поселка на Палатинском холме сжигали покойников так же, как это делали обитатели Альбы Лонги. Очевидно, это были латины. Соседние поселенцы не сжигали умерших, а хоронили в могилах. По-видимому, они принадлежали к сабинской ветви италийских племен. В архаическом языке римлян с самого начала ощутим сабинский слой при господстве латинского.

 

4. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СТРОЙ РИМА В ЦАРСКИЙ ПЕРИОД

 

По археологическим данным, в Риме и прилегающих к нему областях Этрурии и Лация с эпохи неолита существовало мотыжное земледелие и приручение животных. На рубеже бронзового и железного веков, т. е. в конце II — начале I тысячелетия до н. э., известно возделывание проса, полбы, ячменя, пшеницы, бобов, гороха, винограда, льна, разведение домашних животных — свиней, овец, коз, крупного рогатого скота и лошадей. Земледелие и скотоводство нашли отражение в образах божеств, в обрядах и праздниках. Например, сохранились сведения о древнейших богах-покровителях зернового хозяйства — Церере, Юпитере-Пекаре; о почитании покровителя коневодства — Конса, или Нептуна-Посейдона-Конника; о применении в жертвоприношениях полбы, бобов и различных домашних животных. В частности, традиция сохранила воспоминание о торжественном ритуале Октябрьского коня на празднике Консуалий: устраивалось состязание парных колесничных упряжек, выставленных разными общинами, и правая лошадь упряжки победителя приносилась в жертву богу Марсу. По преданию, Ромул пригласил сабинов именно на такой праздник. Скот имел главное значение в имуществе древнейших римлян. Согласно традиции, Ромул установил пеню (судебный штраф) в виде овец и быков. Позднейшие римляне не сомневались, что римский народ пошел от пастухов, поселившихся на Палатине.

Имеются данные о различных ремеслах в раннем Риме. Второму римскому царю, Нуме Помпилию, которого современные ученые считают исторической личностью, традиция единодушно приписывает учреждение ремесленных коллегий — союзов ремесленников одной профессии, а именно золотых дел мастеров, плотников, красильщиков, дубильщиков, сапожников, медников, гончаров. Создание коллегий свидетельствует о значительном разделении труда в ремесле, о его специализации. Сведения традиции о развитии ремесел в основном подтверждаются археологией. В погребениях на Форуме и Палатине, относящихся к началу царской эпохи, обнаружено много керамических изделий, найдены веретенца и бронзовые фибулы-застежки, что свидетельствует о развитии гончарного ремесла, прядения, ткачества и металлообработки. Античные авторы сообщают о значительном строительстве в Риме уже при первых царях: о сооружении сторожевых башен и храма Юпитера — при Ромуле; о строительстве моста через Тибр, храмов и жертвенников — при Нуме.

Развитие земледелия, скотоводства и ремесла создало базу для регулярного внутреннего обмена. Это подтверждается сведениями об установлении Ромулом или Нумой базарных дней — нундин (9-й день), когда жители сельских окрестностей могли являться в город. Обнаруженные в погребениях янтарные бусины свидетельствуют о внешнем обмене, в частности о связях, несомненно через посредников, с далекой Прибалтикой, поскольку янтарь происходит с побережья Балтийского моря.

Царский период в истории Рима (VIII—VI вв. до н. э.) явился эпохой разложения первобытных отношений и зарождения классов и государства в римском обществе. Согласно традиции, «римский народ» (populus Romanus) в начале своей истории был родо-племенным объединением, состоявшим из 300 родов, которые составляли 30 курий (по 10 родов каждая) и 3 трибы (по 10 курий). Род состоял из семей. Все эти социальные организмы — род, триба, курия, семья — возникли еще в первобытном обществе и существовали, видоизменяясь, на всем протяжении римской истории. Их названия — gens, tribus, curia, familia — латинского происхождения.

Античная традиция приписывала Ромулу создание трех триб и тридцати курий. Слово «триба» переводится как «племя». Вопрос о возникновении трех триб является дискуссионным. И. Л. Маяк считает, что 3 трибы возникли одновременно с 30 куриями в Ромулово время. То обстоятельство, что названия всех трех триб — Рамнов, Тициев и Луцеров, как теперь признано, этрусские, явилось результатом сознательной деятельности правивших Римом в VI в. до н. э. этрусских царей, которые старались приписать этрусское происхождение и ряду других римских общественных институтов.

Курию порой отождествляют с греческой фратрией, однако, вероятно, они нетождественны: фратрии охватывают всех членов входящих в них родов, курии — только мужчин. Предшественниками римских курий были, вероятно, «мужские тайные союзы». Для каждой курии была характерна общность земли, божеств и обрядов. Для своих собраний курия имела особое помещение или участок с очагом, вокруг которого ее члены собирались на культовую трапезу. При этом и земля курии, и место заседаний ее членов также обозначались термином «курия». Особые должностные лица, курионы, совершали жертвоприношения в куриях и возглавляли воинское подразделение курии. Один из курионов был главным и управлял делами всех курий, в частности ведал религиозным календарем. При завоевании соседних городов переселенные в Рим люди распределялись по существующим тридцати куриям, а не образовывали новых. Признается реальность тридцати курий уже в эпоху Ромула, вернее, Ромула и Тация, т. е. в VIII в. до н. э.

Троичная структура римского общества в полном ее объеме — 3 трибы, 30 курий и 300 родов сложилась, вероятно, к концу царской эпохи. В Ромулово время было 3 трибы и 30 курий. Число же родов лишь постепенно возросло до 300, причем они включались в уже имевшиеся курии и трибы.

Для Рима VIII в. до н. э. характерны черты военной демократии, а в таком обществе военные потребности оказывают воздействие на всю его структуру. И. Л. Маяк считает вероятным, что при Ромуле число курий было ограничено тридцатью в соответствии с имеющимися тремя реальными трибами во время римско-сабинского объединения. Пехота комплектовалась по куриям, а кавалерия — по трибам в точном для всей римской древности соотношении 10 : 1. Дионисий Галикарнасский говорит о первом населении и первом войске Ромула как о 3000 пеших и о 300 всадниках. Плутарх сообщает об удвоении численности пехоты и конницы после объединения римской и сабинской общин, т. е. соответственно о 6000 пеших и 600 конных воинах. Кроме того, при Ромуле был создан еще особый гоплитско-конный отряд целеров — личная охрана царя, постоянно сопровождавшая его. Эти воины сражались и пешими и конными. При Нуме отряд целеров был упразднен. Ромул ввел вооружение войска по греческому образцу — копья, щиты и панцири в виде матерчатой или кожаной рубахи с нагрудными металлическими пластинками.

В Риме царского периода род был живым общественным организмом. Он был коллективным собственником земли, не только неподеленной, но и находящейся в пользовании составляющих его семей; владел некоторым общим имуществом, обладал самоуправлением, мог самостоятельно своими силами вести войны. Классическим примером является война Фабиев против этрусского города Вей, происходившая в V в. до н. э. Согласно традиции, она закончилась гибелью всех 306 мужчин этого рода, за исключением одного мальчика, который и продолжил род. Члены рода вели свое происхождение от общего предка, имели общее родовое имя (например, Юлии, Клавдии, Фабии) и общий религиозный культ. Родичи были связаны обычаями взаимопомощи и кровной мести, которая, однако, еще в царский период начала заменяться штрафом (например, по закону Нумы в случае непредумышленного убийства виновный должен был дать барана семье убитого). Род был совокупностью больших патриархальных семей.

На основании присущих роду черт коллективизма, выражавшихся в первую очередь в коллективной земельной собственности и в общем ратном труде, И. Л. Маяк считает римский род начала царской эпохи общиной. При этом она указывает на близость римской родовой общины ранней соседской общине, объединявшей не только родственные между собой семьи, но и чужие, жившие на одной и той же территории.

При первых царях формировавшаяся римская община была заинтересована в росте народонаселения. Об этом свидетельствуют и легенда о похищении сабинянок, и известие традиции об устройстве Ромулом убежища-азиля на Капитолии, куда стекались неизвестные, безродные люди, в том числе рабы, которых он принимал в свою общину. Поэтому в начале царского периода население завоеванных римлянами латинских и сабинских городов, переселяемое в Рим целыми родами или частями родов, включалось в римскую родо-племенную структуру и вместе с этим в число полноправных граждан. Число римских родов увеличивалось и вследствие их естественного разрастания: происходило отпочкование новых родов с новыми именами внутри самого римского общества. Хотя наряду с этим отдельные роды хирели и вымирали, а Рим высылал колонистов для удержания за собой завоеванных земель, в целом в течение всего царского периода наблюдался рост численности римского населения. В Ромуловом Риме проживало 20—25 тыс. человек. Этот расчет основан на допущении, что общая численность населения в 3—4 раза превосходила число боеспособного мужского населения первого воинского набора, составившего 6600 человек. При Сервии Туллии, т. е. в конце царского периода, по цензу (переписи граждан и их имущества) было 80 тыс. человек. Пока хватало завоеванной общеримской земли (ager Romanus) для наделения новых родов, пришлых и местных, и пока не были достигнуты максимальные для древней гражданской общины пределы численности населения, количество римских родов возрастало и новые роды включались в существующие курии и трибы.

Однако рост римской общины, как и любой другой древней общины, имел свои закономерно ограниченные пределы, обусловленные необходимостью соблюдать определенное соотношение между численностью граждан и количеством земли в условиях слаборазвитого производства и обеспечивать нормальную общественно-политическую деятельность общины, в частности возможность достаточно быстрого сбора граждан в военных или других целях. Когда число родов достигло 300, что произошло в конце царской эпохи, римская община замкнулась. Это означало завершение ее формирования в качестве первоначальной гражданской общины. Число 300 не случайно: оно согласовано с имевшимися тридцатью куриями и тремя трибами.

Основной производственной ячейкой внутри родовой общины являлась большая патриархальная семья — фамилия, сходная с древневосточным «домом». Глава патриархальной (агнатическои), семейной общины назывался pater familias — «отец семьи». Фамилия включала в себя главу семьи и его жену, детей и внуков главы семьи, жен и детей сыновей и внуков, а также в ней могли быть зависимые лица — клиенты и рабы. Женщины, выходя замуж, утрачивали связь со своей семейной общиной и вступали в патриархальную семью мужа, но при этом сохраняли свое добрачное родовое имя5. Pater familias имел значительную, но не безграничную власть над членами своей семьи. Особенно серьезные семейные конфликты рассматривались собранием родичей. Так, безнравственную жену муж судил не единолично, но вместе с членами рода. Это свидетельствует о том, что семья осознавалась как ячейка рода. Члены фамилии не всегда жили в одном доме, а могли жить в нескольких небольших хижинах, расположенных поблизости друг от друга.

Экономической основой фамилии было коллективное владение землей, полученной от рода. Земля отводилась семьям, по-видимому, по жребию из расчета по два югера6 на каждого взрослого мужчину. В дальнейшем, не ранее VI в. до н. э., когда значительно расширилась площадь римских владений, размер надела был увеличен до семи югеров. Кроме наследственного владения надельной землей, которая использовалась под сад, огород или пашню, каждая семья пользовалась пастбищем (ager compascuus), лесом и другими угодьями, находившимися в коллективном владении рода.

Об общественном значении семьи свидетельствует большое внимание, уделенное ей в законах первых царей. За нарушение семейных норм невестка, сын и внук могли быть принесены в жертву отчим богам. Жене запрещалось оставлять своего мужа. Муж совместно с родичами мог присудить жену к смерти, например за питье вина. В то же время мужу запрещалось продавать жену в рабство под угрозой принесения нарушителя в жертву подземным богам. Убийство детей, доживших до трех лет, ограничивалось случаями явного уродства, что удостоверялось свидетельством пятерых соседей. Привлечение в качестве свидетелей соседей — важное указание на сосуществование в ранних римских селениях родовых и территориальных связей.

С течением времени семья все более обособлялась внутри рода, но в царский период этот процесс еще далеко не завершился, о чем свидетельствует, в частности, отсутствие когноменов — наследственных фамильных имен.

Основной территориальной единицей в древнейшей Италии был паг (pagus). Так называлась сначала территория родовой, а затем соседской общины и сама соседская община как особый социально-экономический организм. Паг включал в себя село (vicus) или селения (vici), частично представлявшие собой укрепленные поселки (oppida), а также земли, в том числе пастбища (compascua), находившиеся в совместном пользовании или отдельных селений, или всей общины. Во главе пага стояли магистраты, наблюдавшие за выполнением общественных работ и отправлением религиозного культа. При большом удельном весе скотоводства в хозяйстве раннего Рима коллективное владение общинными угодьями имело важные социальные последствия. Оно сплачивало между собой соседние общины, совместно использующие свои сопредельные угодья. Одни из этих общин могли быть родовыми, другие — соседскими, возникавшими при наделении царской или государственной землей людей разных категорий, не состоявших в родстве между собой. Да и родовые общины в силу объективных условий их существования постепенно преобразовывались в соседские. Таким образом, родо-племенное деление римского народа уже очень рано стало дополняться, а впоследствии и вытесняться территориальными общинами — пагами. В результате объединения пагов и возник Рим. Общинные земли пагов явились одним из составных элементов формирующегося общенародного, государственного земельного фонда ager publicus.

Члены римской родовой организации «род — курия — триба» составили привилегированное сословие патрициев. В начале царского периода понятие «патриции» было равнозначно термину «римский народ» (populus Romanus) и зарождающемуся понятию «граждане». Позже название «патриции» сохраняется только за родовой знатью: в узком смысле слова патрициями называли могущественных родовладык-patres, захватывавших в свои руки общее имущество разлагавшихся родовых общин, прежде всего землю, а также большую долю военной добычи. По словам Дионисия, родовладык-patres цари созывали с помощью глашатая, который называл каждого по имени, а простой народ призывали на собрание по сигналу трубача. Сообщение Дионисия, свидетельствующее о дифференциации populus Romanus, указывает в то же время на участие рядовой массы граждан в общественных делах.

После замыкания римской гражданской общины был ограничен доступ в родовые коллективы. Теперь иммигранты, добровольно или принудительно переселявшиеся в Рим, и лишние семьи из числа populus Romanus уже не включались в структуру «род — курия — триба» и, следовательно, не получали гражданского полноправия, а становились плебеями. При этом некоторые плебейские роды сохраняли имена, общие с патрицианскими родами, от которых они отпочковались. Римский plebs царского периода похож на афинских метеков. Плебеи составили многочисленное сословие лично свободных, но неполноправных людей, стоявших вне римской гражданской общины. Они получали в частную собственность наделы по два югера на взрослого мужчину либо из царской земли, которая называется в источниках царским клером, либо из общенародной земли ager publicus. Как упоминалось выше, два югера — это традиционная норма подушного надела в раннем Риме. Хотя не исключено наличие родовых связей и у плебеев, однако основной организацией в их среде была уже соседская община. Так были организованы не только новые поселенцы на римских землях, но и сельчане, остававшиеся на прежнем месте в завоеванных Римом областях, так как римляне игнорировали традиционные родовые организации покоренного населения. В середине царского периода, при Тулле Гостилии и Анке Марции, римляне принимали в состав populus лишь знать завоеванных городов, а рядовое сельское население оставляли на прежнем месте, теперь уже на римских землях. Следует упомянуть, что римляне не только принимали переселенцев, но и сами высылали колонистов, чтобы закрепиться на завоеванных землях, а в дальнейшем и для ограничения численности населения в римской гражданской общине. Кроме своих подушных наделов плебеи, несомненно, пользовались и общинными угодьями. Некоторые плебеи занимались ремеслами и торговлей, некоторые отдавали себя под покровительство патрициев, становясь их клиентами. В конце царской эпохи, когда плебеи по своей численности уже намного превосходили патрициев, они начали упорную борьбу с ними за доступ в гражданскую общину.

Задолго до появления плебеев в римском обществе возникли отношения патроната — клиентелы. Они зародились внутри массы populus в результате ее социально-экономической дифференциации и привели к появлению многочисленного зависимого сословия клиентов. Обедневшие или утратившие родовые связи и нуждавшиеся в покровительстве люди втягивались в качестве патриархально-зависимых лиц в семьи богатых и влиятельных патрициев. Зависимые люди назывались клиентами, а их покровители — патронами. В дальнейшем масса клиентов пополнялась также за счет плебеев и вольноотпущенников. У могущественных родов бывало, по-видимому, очень большое число клиентов. Так, по словам Феста, 306 Фабиев вели на войну против этрусков 5 тыс. своих клиентов. Раннеримские клиенты напоминают древневосточных патриархально-зависимых лиц, втянутых в хозяйства богатых и знатных «домов». Клиенты принимались в род патрона и носили его родовое имя, участвовали в общих праздниках фамилии своего патрона, хоронили клиентов на фамильном кладбище. Согласно Дионисию, клиенты были земледельцами, пастухами, ремесленниками. Землю они получали от патрона, который, как можно полагать, использовал для этого земельный фонд рода, а также мог делать заимки из ager publicus. Условия, на которых клиенты пользовались землей патрона, неизвестны не только для царской эпохи, но и для следующей эпохи республики. Клиенты были обязаны почитать своих патронов, прислуживать им, участвовать в их военных предприятиях, в ряде случаев и материально поддерживать их, например выкупать патрона и его сыновей из залога и расплачиваться с их кредиторами, нести расходы при выдаче замуж дочери патрона. Патрон, со своей стороны, обязан был поддерживать и защищать клиентов своим влиянием, например в суде. Клиенты участвовали в народном собрании, где голосовали по указке своих патронов. Голосование в Риме царской эпохи, как и много позже, было открытым. Одни ученые считают клиентов крепостными, другие — патриархальными рабами. По нашему мнению, пока бесспорно одно, что в царский период клиенты начали формироваться в наследственное сословие лично зависимых людей, не считавшихся, однако, рабами.

В источниках имеются некоторые данные о существовании рабства в Риме царской эпохи. Хотя предполагается, что римляне употребляли греческий алфавит уже при Нуме, т. е. в конце VIII — начале VII в. до н. э., а к VII в. относится и наиболее ранняя латинская надпись, самые ранние документальные известия о рабстве содержатся лишь в законах XII таблиц, записанных в середине V в. до н. э. Архаический язык этих законов доказывает, что они отражают общественные порядки и предшествующей эпохи. Законы XII таблиц свидетельствуют о таких источниках рабства, как плен, самозаклад и продажа членов семьи ее главой. В трудах античных авторов мало упоминаний о рабстве в царском Риме. Дионисий говорит, что Нумитор, собирая внуков на основание нового города, дал им с собой хлеб, оружие, скот и рабов. Ливий неоднократно упоминает, что Ромул без разбору принимал в общину людей из соседних народов, в том числе рабов. С именем Ромула связаны некоторые законы, касающиеся рабов: предназначение им некоторых ремесленных работ; правила раздела военной добычи — земли, имущества, рабов; уже упоминавшееся запрещение мужу продавать жену. Нуме приписывается закон, запрещавший продавать женатого сына, чтобы свободная не стала женой раба, а также учреждение праздника Сатурналий как воспоминания о прошлом равенстве господ и рабов в мифические времена Сатурна. Во время Сатурналий рабов сажали за один стол с господами и господа прислуживали им. В законах XII таблиц употребляются разные термины для обозначения зависимости: servi (рабы), liberti (вольноотпущенники), пехит (сделка самозаклада), причем законы избегают называть кабальных должников рабами.

Таким образом, источники удостоверяют факт существования рабства в царскую эпоху и его происхождение. Что касается соотношения разных источников рабства, то к середине V в. до н. э. преобладало рабство-должничество, в которое люди попадали путем самозаклада и продажи членов семьи ее главой. Другие подробности о римском рабстве этого времени неизвестны, поэтому исследователи считают, что рабство еще не получило значительного развития, однако уже само его появление свидетельствовало об определенном социально-экономическом уровне римского общества и способствовало его дальнейшей имущественной и социальной дифференциации. По определению И. Л. Маяк, в царском Риме рабство только зарождалось, класс рабов еще не сформировался, сословие рабов едва наметилось. В связи с тем что освобождение господами своих рабов часто толкуется в науке как показатель разложения рабовладельческих отношений, особого внимания заслуживает тот факт, что одновременно с рабством появляется и вольноотпущенничество: в законах XII таблиц говорится об отпуске на свободу за выкуп.

Состояние общества в период возникновения рабства своеобразно отражено в традиции, сохранившей воспоминания о человеческих жертвоприношениях и в то же время об отмене этих обычаев, приписываемой Геркулесу, Ромулу или Нуме. Сохранились предания о жертвоприношениях рабов на могилах знатных лиц. Следами ритуальных убийств рабов и детей являются жертвоприношения чучел и кукол мужского и женского облика на празднике Компиталий, справлявшемся в пагах в честь ларов перекрестков. По преданию, этот праздник был установлен Сервием Туллием. Об убийстве стариков напоминает обряд сбрасывания в Тибр соломенных чучел, изображающих мужчин и женщин. Предание толкует этот обряд как замену приношения в жертву Отцу Диту стариков. В других обрядах жертвоприношение людей заменялось приношением богам живых рыбок, горящих восковых свечей и т. п. Традиция сохранила смутное воспоминание об убийстве стариков даже в IV в. до н. э., когда во время голода, вызванного галльским нашествием, стали бросать в Тибр 60-летних. Уже упоминавшийся закон Ромула об ограничении убийства детей, достигших трехлетнего возраста, фактически узаконивал убийство более младших детей. Об обычае убийства «лишних» девочек говорит ограничение женских имен в форме числительных порядковым Quatra («Четвертая»). Легенда о близнецах, выброшенных в Тибр, стоит в этом же ряду известий.

Ритуальные убийства и избавление от малолетних и стариков, как правило, свидетельствовали в древности о бедности общества, о примитивности его хозяйства, о низкой производительности труда. Эти обычаи изживались с повышением материального благосостояния общества и следующим за ним смягчением нравов. В то же время повышение производительности труда обусловило возникновение эксплуатации зависимых людей. Когда оказалось гарантированным получение от работника прибавочного продукта сверх необходимого для обеспечения его существования, появился экономический стимул к его эксплуатации. Оптимальным, с точки зрения эксплуататора, подневольным работником в древности был бесправный раб. Можно полагать, что рабовладельцами в царском Риме были не только патриции, но и богатые плебеи.

 

5. ПОЛИТИЧЕСКИЙ СТРОЙ РИМА В ЦАРСКИЙ ПЕРИОД

 

Античные авторы обозначали Рим либо греческим термином «полис», либо его латинским синонимом «цивитас». В царскую эпоху закладывался фундамент римской civitas в виде гражданской общины, основанной на античной форме земельной собственности, суть которой составляло сочетание и взаимообусловленность частной и общественной собственности на землю. Начало создания фонда общенародной, общегражданской, государственной земли ager publicus было положено римлянами в ходе многочисленных войн, в результате которых они завоевали ближайшую к Риму часть Лация.

Система управления в раннем Риме внешне сохраняла форму военной демократии, но ее органы власти — царь, сенат и народное собрание — все в большей степени выполняли уже государственные функции в возникающем классовом обществе. По существу, Рим VIII—VI вв. до н. э. — это архаическое царство (regnum).

Царь (rex) был военачальником и организатором военной силы, законодателем и верховным судьей, ведал внешними сношениями и руководил религиозной деятельностью общины — учреждал культы и коллегии жрецов. Власть его была выборной. Он избирался народным собранием, но его кандидатуру выдвигал сенат. По преданию, цари правили Римом с его основания до 510 г. до н. э.

Сенат — совет старейшин, или старцев (от лат. senex — «старик»),— состоял из верхушки патрициев — родовладык-patres. В соответствии с числом родов сначала было 100 сенаторов, после римско-сабинского синойкизма их стало 200, а в конце царского периода, когда число родов достигло 300, соответственно и членов сената стало 300. Важнейшей функцией сената была организация избрания нового царя. Делалось это с помощью interregnum — междуцарствия, иногда продолжавшегося год, когда правил сенат или созданная из сенаторов особая комиссия. За это время сенат вырабатывал общее мнение относительно кандидатуры нового царя, которая и предлагалась народному собранию. Сенат рассматривал также судебные дела не первостепенной важности.

Народное собрание существовало в форме куриатных комиций — сходок членов курий. Народ группировался для голосования по куриям. После голосования внутри курии она подавала на комициях один голос. Плебеи к политическому управлению не допускались. Важнейшей функцией куриатных комиций было избрание царя. По куриям выбирались так же курионы, жрецы и сенаторы. Законодательной функции куриатные комиции не имели (во всяком случае, в начале царского периода). В современной науке существует мнение, что в царскую эпоху законов вообще не было, а существовали только обычаи. Это мнение основано на том, что закон (lex) понимался римлянами как особое установление, принятое в комициях. Предполагается, что лишь постепенно куриатные комиции стали не просто слушать провозглашение законов царем, а выражать свое одобрение.

Римская история царского периода показывает, что цари стремились усилить свою власть, опираясь на войско и на военную добычу, и в то же время пытались ослабить роль сената. По преданию, Ромул создал значительный фонд собственно царской земли и собственное войско — отряд целеров, игнорировал волю сената при разделе завоеванных земель между воинами. Его независимая политика стоила ему жизни. По легенде, он бесследно исчез, будучи, очевидно, убит аристократами. Его преемники продолжали, однако, политику укрепления царской власти либо путем мирной государственной деятельности, как Нума Помпилий, либо путем завоевательной и колонизационной деятельности, как Тулл Гостилий и Анк Марций.

Предполагается, что в конце VII в. до н. э. в Риме установилось господство этрусков. Правление этрусских царей — Тарквиния Древнего, Сервия Туллия и Тарквиния Гордого, которые считаются историческими личностями, явилось новым этапом в политическом развитии Рима. Античная традиция единодушно приписывает Сервию Туллию проведение важных реформ, которые обычно датируют VI в. до н. э. Хотя учеными предложены и другие, более поздние датировки реформ, автором которых считают Сервия Туллия7, но сами реформы считаются бесспорным фактом.

По преданию, Сервий Туллий установил деление римских граждан по территориальному и имущественному признакам. Начиная с этого времени в Риме стала производиться через каждые четыре года перепись всех граждан и их имущества. На основании переписи (ценза) все население, включая патрициев и плебеев, делилось на шесть имущественных классов, или разрядов. По-видимому, критерием имущественного положения гражданина считался размер его земельного надела. Позже имущественный ценз был установлен в денежной форме. Вместо прежних трех племенных триб Сервий Туллий разделил Римское государство на четыре территориальные трибы.

Деление граждан по имущественному признаку использовалось прежде всего для распределения воинской повинности. Все свободное население, включая патрициев и плебеев, было обязано служить в ополчении. Первый класс выставлял 98 центурий (сотен), в том числе 80 центурий тяжеловооруженной пехоты и 18 центурий конницы; все остальные классы, вместе взятые, выставляли 95 центурий легкой пехоты и вспомогательных отрядов. Фактически численность воинов в центурии, особенно в центуриях первого класса, далеко не всегда достигала ста человек. Вооружение и содержание воинов ложилось на самих граждан, а не на государство.

Традиция приписывает Сервию Туллию создание нового народного собрания — центуриатных комиций. Голосование в этом собрании происходило по центуриям, а при общем подсчете голосов каждая центурия имела один голос. Первому классу было обеспечено большинство голосов: 98 против 95 голосов всех остальных классов, вместе взятых. В центуриатных комициях патриции и плебеи участвовали без различия их сословного положения, а с учетом только имущественного ценза и обусловленной им военной службы. Причина реформ Сервия Туллия коренилась в борьбе между плебеями и патрициями. Эти реформы нанесли первый удар по первоначальному сословному строю Рима и способствовали дальнейшему формированию классового рабовладельческого общества.

В качестве приблизительного хронологического рубежа между царским и республиканским периодами римской истории современная наука признает традиционную дату — 510 г. до н. э. Согласно преданиям, этрусское господство и в то же время царский период в Риме кончились в связи с восстанием римлян против этрусского царя Тарквиния Гордого. По римской легенде, толчком к восстанию послужило то, что царский сын Секст Тарквиний обесчестил женщину патрицианского рода Лукрецию и та покончила жизнь самоубийством. Движение против царя возглавили патриции, стремившиеся захватить власть в свои руки. Вспыхнувшее восстание заставило Тарквиния Гордого бежать вместе с семьей в Этрурию, где он нашел приют у царя города Клузия Порсены.

Этруски сделали попытку восстановить свое господство в Риме, Порсена осадил Рим. По преданию, юноша Муций отправился в лагерь этрусков с целью убить Порсену. Будучи схвачен, он сжег на огне свою правую руку, чтобы показать презрение к пыткам и смерти. Изумленный стойкостью римского воина, Порсена не только отпустил Муция, но и снял осаду с Рима. Муций получил прозвище «Сцевола», что значит «Левша», которое стало передаваться по наследству. Имя Муция Сцеволы стало нарицательным: оно обозначает бесстрашного героя, жертвующего всем для отечества.

  • 1. Для настоящего издания лекция переработана главным образом на основании кн.: Маяк И. Л. Рим первых царей. Генезис римского полиса. М., 1983.
  • 2. Вопрос об образовании этрусского этноса не имеет однозначного решения. См. лекцию об этрусках в томе «Ранняя древность».
  • 3. См. лекцию о финикийской и греческой колонизации в томе «Ранняя древность».
  • 4. Впоследствии Нумитора считали потомком Энея в четырнадцатом поколении.
  • 5. Личных имен женщины в архаический период не имели; старшая дочь в семье носила родовое имя, последующие — номера «Вторая», «Третья», «Четвертая» или обозначения «Старшая», «Младшая».
  • 6. Югер — около ¼ гектара.
  • 7. Например, предлагается датировать их серединой V в. до н. э.
Источник: История древнего мира. Под ред. И.М. Дьяконова, В.Д. Нероновой, И.С. Свенцицкой. Изд. 3-е, исправленное и дополненное. М.: Наука. Главная ред. вост. лит. издательства, 1989. [Кн.2]. Расцвет древних обществ. Отв. ред. И.С. Свенцицкая. — 572 с. с карт.
Чтобы сообщить об опечатке, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Журнал Labyrinthos - история и культура древнего мира
Код баннера: