«Не знать, что случилось до твоего рождения — значит всегда оставаться ребенком. В самом деле, что такое жизнь человека, если память о древних событиях не связывает ее с жизнью наших предков?»
Марк Туллий Цицерон, «Оратор»
история древнего мира
Циркин Ю. Б.

Испания от античности к Средневековью

Глава IX. Византийские владения в Испании

 

256

 

Юстиниан, как уже говорилось, поставил своей целью восстановить реальную власть императора в границах прежней Римской империи. Это восстановление подразумевало и возрождение старой административной системы. Однако новые условия потребовали ее изменения. Так произошло в Африке. После уничтожения Вандальского королевства там была восстановлена префектура. До вандальского завоевания большая часть этой территории составляла диоцез Африку, входивший в префектуру Италию, а самая западная часть — провинция Мавретания Тингитана — являлась частью диоцеза Испании, составлявшего, в свою очередь, часть префектуры Галлии. Но теперь Италия находилась пока еще под властью остготов, а Испания — вестготов (по крайней мере, официально), и это было учтено Юстинианом, который назначил префекта претория Африки и поручил ему управлять всей территорией бывшего Вандальского королевства1, включая бывшую Мавретанию Тингитану, которая теперь получила название II Мавретания2 и чья территория была сведена к городу Септем со сравнительно небольшой округой3. Балеарские острова, входившие в Вандальское королевство и теперь подчиненные Константинополю, которые ранее тоже относились к диоцезу Испании, теперь, видимо, тоже подчинялись префекту Африки. В принципе префект осуществлял только гражданское управление, но берберская опасность для новых имперских владений была столь велика, что уже посланный Юстинианом на смену завоевателю Африки Велизарию Соломон объединил в своих руках и военное, и гражданское управление, будучи не только префектом претория, но и командующим войсками (magister militum)4.

Как об этом уже шла речь, обращение к императору за помощью мятежного Атанагильда дало Юстиниану повод для посылки в Испанию войска во главе с Либерием. Испанская экспедиция, видимо, рассмат-

 

1 Ensslin W. Praefectus praetorio // RE. 1954. Hbd. 44. Sp. 2441.

2 Bury J. B. History... Vol. II. P. 140.

3 Garcia Moreno L. A. Organización militar. P. 13; Fuentes Hinojo P. Sociedad, ejército y administración fiscal en la provincia bizantina de Spania // SHHA. 1998. Vol. 16. P. 303.

4 Bury J. B. History... Vol. II. P. 141.

 

257

 

ривалась в Константинополе как довольно незначительная. Прокопий, подробно рассказывающий о войнах Юстиниана, вообще эту кампанию не упоминает, а Либерий, командовавший экспедиционным отрядом, появляется в его произведении только в связи с войнами в Италии. Только Павел Силенциарий в своей поэме, посвященной освящению храма св. Софии в 563 г., упоминает, что ныне спокойны и мидийский владыка, т. е. персидский царь, и крикливая Кельтика5. Поскольку о каком-либо подчинении Галлии не могло быть и речи, то под Кельтикой, вероятнее всего, подразумевается вообще западная часть Средиземноморья, т. е. успокоенная завоеванием Испания.

После подчинения южной и юго-восточной части Пиренейского полуострова здесь была создана провинция Испания (Spania)6. Если до варварских завоеваний Испания была, как только что было сказано,

 

5 Цит. по: Bury J. В. History... Vol. II. P. 288, note I.

6 Существует мнение, что территория византийских владений в Испании с самого начала была частью провинции II Мавретании, a Spania означало лишь испанскую часть этой провинции (Ripoll Lopez G. Acerca de la supuesta frontera entre el Regnum Visigothorum y la Hispania bizantina // Pyrenae. 1996. N 27. P. 253—254). Однако, как кажется, надпись Комициола и активность Лициниана, о чем пойдет речь позже, опровергают такое предположение.

 

258

 

частью префектуры Галлии, то теперь новая испанская провинция была подчинена префекту Африки7.

Вопрос о первоначальной столице этой провинции спорен. Исследователи, которые полагают, что византийцы подчинили также долину Бетиса, считают первой столицей провинции Кордубу, откуда затем она была перенесена в Картагену8. Некоторым подтверждением этой мысли могла бы служить мозаика второй половины VI в., найденная в Кордубе и имеющая совершенно ясные параллели в Византии и западных областях, завоеванных византийцами. Однако сами археологи задаются вопросом, отражает ли этот факт византийскую оккупацию города или влияние, идущее из завоеванных византийцами территорий Испании9. Вообще представляется, что реально византийцы ни Кордубой, ни Гиспалисом не владели10, и в таком случае центром византийской провинции Испания сразу же была Картагена (Карфаген Спартария, совр. Картахена). Выбор этого города был не случаен. Он был хорошо укреплен и сохранял свое значение важного торгового пункта, связанного с Восточным Средиземноморьем11. После реформы Диоклециана Картагена стала центром провинции Карфагенская Испания, и теперь оказалось единственной провинциальной столицей на Пиренейском полуострове, вернувшейся снова под власть империи. Учитывая, что Юстиниан вел свои войны под флагом восстановления прежнего политического состояния, выбор Картагены становится совершенно естественным12. Возможно, что в состав новой провинции были включены и Балеарские острова, которые ранее составляли отдельную провинцию в рамках Испанского диоцеза. Некоторым подтверждением такой возможности является письмо картагенского митрополита Лициниана епископу Питиуссы (Ибисы) Винцентию, в котором Лициниан выговаривает епископу за его легковерие, когда тот поверил в истинность письма, якобы написанного самим Христом и упавшего с неба13. В период, когда Балеарские и Питиусские острова подчинялись вандальским королям, епископства Майорки, Менорки и Ибисы объединялись в одно целое с епископствами Сардинии14. Но после того как Картагена

 

7 Bury J. В. History... Vol. P. 287.

8 Например, Marfil Ruiz P. La sede episcopal... P. 161.

9 Penca Valenzuela F. Un pavimento... P. 249—251.

10 Ripoll Lopez G. Acerca... P. 254—255.

11 Ramallo Asensio S., Ruiz Valderas E., Benocal Caparros М. C. Contextos ceramocos de los siglos V—VII en Cartagena // AEArq. 1996. Vol. 69. P. 150.

12 Fuentes Hinojo P. Sociedad... P. 310.

13 Livermore H. К. The Origins... P. 195.

14 Amengual i Batle J. Ubi pars graecorum... P. 91.

 

259

 

стала столицей византийской провинции, юрисдикция ее митрополита распространилась, естественно, на всю провинцию, и вмешательство Лициниана в церковные дела Питиуссы может показывать, что и этот остров, а следовательно, и другие острова архипелага тоже вошли в сферу деятельности митрополита Картагены. Другим важным экономическим, стратегическим и, может быть, административным центром была Малака15.

Уже упоминалось, что Юстиниан рассчитывал не столько на военные, сколько на административные данные Либерия. Но расчет явно оказался неудачным. Свергнув Агилу и взойдя на трон, Атанагильд порвал с императором и не собирался на деле ему подчиняться. Так что, если Либерий и управлял какое-то время новой провинцией, то очень недолго, ибо уже скоро он снова оказался в Константинополе. Военные действия, которые уже Атанагильд предпринял против византийской провинции, требовали военного управления. Впрочем, было ли оно введено относительно скоро после создания провинции, неизвестно.

Вскоре после смерти Юстиниана положение в западных областях империи, только недавно византийцами завоеванных, резко изменилось. В 568 г. в Италию вторглись лангобарды, которые в конце концов захватили значительную часть Апеннинского полуострова. В Африке усиливался натиск берберов на имперские границы. В Испании, если Атанагильд сначала и признал себя федератом империи, то очень скоро от этого отказался, так что ни фактически, ни даже чисто формально выйти за сравнительно небольшие территории на юге и юго-востоке Пиренейского полуострова имперские владения не смогли16. В этих условиях во второй половине VI в. императоры были вынуждены произвести реорганизацию западных территорий. Между 572 и 578 гг. император Юстин II объединил военную и гражданскую власть в Африке в руках

 

15 Comercio у comerciantes en la Málaga bizantina // Comercio y comerciantes en la Historia antigua de Málaga, 2001. P. 688.

16 Вопрос о размере византийских территорий в Испании довольно спорен. Одни исследователи считают, что эти территории охватывали чуть ли не весь юг Пиренейского полуострова, включая его юго-западное окончание (Stroheker K. F. Germanentum... S. 241—245), другие, что они были сведены лишь к приморским анклавам в юго-восточной части Испании, не имевшим окружающей территории и связанным друг с другом только по морю (Ripoll Lopez G. Acerca... P. 254—257). И та, и другая точки зрения представляются крайними. Идея обширности византийской провинции, выдвинутая в начале XX в., опровергнута последующими исследованиями. Что же касается второго утверждения, то трудно себе представить, как могли византийцы в условиях постоянного вестготского давления удерживать небольшие анклавы. Само завоевание испанских территорий явно было частью плана Юстиниана по восстановлению Римской империи, и ограничиться владением лишь нескольких пунктов он явно не мог.

 

260

 

magister militum Africae17, а при Маврикии между 585 и 591 гг. было создано два экзархата — Равеннский в Италии и Карфагенский в Африке (иногда он называется Ливийским или Африканским), и в руках экзарха также была объединена и военная, и гражданская власть18. Первое упоминание наместника Испании, тоже соединившего военные и гражданские функции, относится к 589/90 г., что приблизительно совпадает с первым упоминанием карфагенского экзарха. Возможно, что отдаленное расположение Испании, постоянные войны, которые велись на границе этой провинции с Вестготским королевством, заставили императорское правительство еще раньше поставить во главе этой провинции военного командира19.

Известна надпись, датированная 589/90 г., в честь Комициола, в которой он именуется magister militum Spaniae и rector этой провинции20. В надписи указывается, что Комициол был послан императором Маврикием в качестве magister militum Spaniae против варварского врага (contra hoste barbara). Речь, конечно же, идет о вестготах. Мотивы посылки командующего такого ранга достаточно ясны. В результате побед Леувигильда территория византийской провинции резко уменьшилась. Граница владений вестготского короля настолько приблизилось к Картагене, столице провинции, что ее стало даже видно из города21. Над провинцией нависла угроза полной ее ликвидации. Явно с целью радикального изменения ситуации и был послан в Испанию Комициол. Судя по данным надписи и несколько более позднему письму Григория I (Ер. XIII, 47, 49—50), он занимался также гражданскими делами и даже внутрицерковными вопросами, назначая и снимая епископов. Он укрепил город, соорудил новые ворота и, может быть, также отреставрировал стены города, после чего обратился и к военным проблемам. В результате его действий ликует провинция и даже восторгается им весь космос. Комициол предстает перед нами как правитель, соединивший военные и гражданские функции. Исследование должности magister militum

 

17 Durliat J. Magister militum — ΣΤΡΑΤΙΛΤΗΣ dans l'Empire Byzantin (VIe—VIIe siècles) // Byzantinische Zeitschrift. 1979. Bd. 72, 2. S. 308—314.

18 Ibid. S. 314.

19 О византийской провинции в Испании столь мало сведений, что это дает простор для самых различных гипотез.

20 Prego de Liz A. La inscripcion de Comitiolus del Museo Municioal de Arqueología de Cartagena // V Reunion. P. 383. Эта надпись была известна давно, но ее состояние давало возможности различного толкования текста. Тщательное исследование, проведенное автором статьи, позволило дать наиболее адекватный текст. В частности, удалось решить вопрос об идентичности героя данной надписи с Комициолом, упомянутым папой Григорием I (Ер. XIII, 47-49) в 603 г.

21 Prego de Liz A. La inscripcion... P. 390.

 

261

 

показывает, что если за ее упоминанием следует название провинции в genetive (а не предлог per и далее название целой области), то речь идет об эквиваленте dux. К тому же известно, что Комициол был патрицием и именовался vir gloriosus, а эти титулы обычно применялись к дуксу22. И закономерен вывод, что Комициол были и командующим войсками, и дуксом провинции Испании23, являясь, таким образом, и военным, и гражданским правителем имперских владений.

Надпись, сделанная на восьмом году правления Маврикия, не уточняет, когда Комициол был послан в Испанию. Было высказано мнение, что это произошло сравнительно незадолго до создания надписи, так как в ней господствует не столько радость за настоящее, сколько надежда на будущее24. Однако такая интерпретация основана лишь на чисто субъективном впечатлении от настроя автора надписи. Объективный же анализ позволяет прийти к несколько иным выводам. Комициолу приписывается постройка новых двойных ворот, перекрытых сводом. Постройка ворот бессмысленна без реставрации прилегающих стен, так что, возможно, что, по крайней мере частично, были реставрированы и стены. Далее говорится о военной доблести правителя (magnus virtute) и о радости провинции (Spania tali rectore laetitur). Разумеется, перед нами образец лести. Но едва ли эта лесть не имела никакого основания. Известно, что после смерти Леувигильда византийцы отвоевали часть потерянной территории, в частности такой важный укрепленный пункт, как Асидон. И это можно связать с деятельностью Комициола. Асидонский епископ отсутствовал на Толедском соборе 589 г. Следовательно, к этому времени Асидон был вестготами уже потерян25. Логично предположить, что реставрация укреплений провинциальной столицы предшествовала военному предприятию. Поэтому можно думать, что Комициол был послан в Испанию до 589 г. Возможно, что смерть Леувигильда вдохнула в имперское правительство надежду на отвоевание утерянных территорий и что именно с этой целью был послан со специальной миссией Комициол. Двухлетний промежуток 587—589 гг. вполне подходит для активной деятельности нового правителя.

Позже вестготские короли не оставляли надежды изгнать византийцев из Испании. Военные действия продолжались в течение нескольких десятилетий. Решающий шаг был сделан королем Сисебутом. Давление вестготов стало настолько сильным, что управлявший провинцией пат-

 

22 Fuentes Hinojo P. Sociedad... P. 319.

23 Ibid.; Durliat J. Magister militum... P. 316.

24 Ibid.

25 Stroheker K. F. Germanentum... S. 221.

 

262

 

риций Цезарий обратился к Сисебуту с просьбой о заключении мира. В ответ король соглашается заключить договор и предлагает Цезарию дары, что явно было лишь формой подкупа патриция. Не решаясь сам сделать такой шаг, Цезарий выступил инициатором отправления в Константинополь совместного посольства во главе с готом Теодорихом и римлянином Амелием. Судя по всему, послы вернулись в Картагену ни с чем, и Цезарию оставалось только надеяться на дружбу короля (Ерist. Wis. II—VI). Однако эта «дружба» вскоре дала свои плоды. Цезарий явно сдал Картагену вестготам, и большинство имперских владений на Пиренейском полуострове было византийцами потеряно.

Судя по дошедшему в довольно плохом состоянии тексту Георгия Кипрского, Септем, один или два пункта в Испании, подчинявшиеся византийцам, и Балеарские острова (Майорка и Менорка) составляли эпархию II Мавретанию, являющуюся частью Карфагенского экзархата26. Тенесса, упомянутая в этом тексте как часть Испании, в действительности может быть Тингисом в Африке27, а ссылка на Испанию — лишь воспоминанием того, что Тингитанская Мавретания когда-то являлась частью Испанского диоцеза. Что касается таинственных Месопотамегой или Месопотаменой, то предполагают, что это мог быть нынешний Алхесирас на испанском берегу пролива28. В этом очень важном стратегическом пункте, который вместе с Септемом позволял контролировать пролив, обнаружены следы византийского присутствия29. В таком случае можно считать, что после активных действий Сисебута, как военных, так и дипломатических, византийские владения в Испании были сведены лишь к району Гибралтарского пролива. Провинция Spania была практически потеряна и ее остатки включены во II Мавретанию. Но если считать, что сведения Георгия Кипрского отражают ситуацию во времена правления императора Маврикия, т. е. самого конца VI в.30, то можно полагать, что присоединение крайнего юга Пиренейского полуострова ко II Мавретании произошло еще до этих событий, и связать это территориальное изменение с созданием Карфагенского экзархата: император мог объединить в руках одного наместника контроль над обоими берегами пролива. В 623—625 гг. король Свинтила захватил последние остат-

 

26 Garcia Moreno L. A. Organización... P. 12—13; Vallejo Girves M. Byzantine Spain and the African Exarchate: an Administrative Perspective // Jahrbuch der österreichischen Byzantinistik. 1999. Bd. 49. P. 14,20-21.

27 Livermore H. V. The Origin... P. 191.

28 Stroheker K. F. Germanentum... S. 214, Bem. 1.

29 Navarro Luega I., Torremocha Silva A., Salado Escaño J. B. Primeros testimonios arqueologicos sobre Algesiras en epoca Bizantina // V Reunion. P. 227.

30 Fuentes Hinojo P. Sociedad... P. 306.

 

263

 

ки византийских владений на Пиренейском полуострове (Isid. Hist. 62)31. 70-летний византийский эксперимент на Пиренейском полуострове завершился32.

Большую часть этого 70-летнего промежутка византийские владения на Пиренейском полуострове составляли провинцию Испанию (или Спанию), которая являлась частью сначала префектуры Африки, а затем Карфагенского экзархата. Однако в рамках этого экзархата Испания занимала особое место. Главной задачей карфагенского экзарха была защита африканских владений империи от нападений варварских берберских племен. В Испании же византийцам противостояло Вестготское королевство, стоявшее на ином уровне развития и обладавшее другими военными возможностями, и уже одно это придавало обороне провинции особый характер. К тому же эта провинция была отделена от основной территории экзархата, связь с которым могла осуществляться только морем, и это тоже влияло на ее положение внутри экзархата. Посылка Комициола непосредственно императором явилась признанием этого особого характера. Позже управлявший этой провинцией Цезарий направлял посольство в Константинополь, минуя своего непосредственного начальника — экзарха Карфагена. Можно говорить, что, являясь юридически частью Карфагенского экзархата, византийская провинция Испания занимала особое место, и ее правитель, носивший титул патриция и, может быть, дукса, мог непосредственно сноситься с императором в случае необходимости33.

Особое положение Спании отразилось и в том, что в Картагене был создан свой монетный двор, выпускавший как золотые солиды, так и более мелкую монету34. Последнее обстоятельство чрезвычайно важно. В Вестготском королевстве монета имела в основном (если не полностью) политический и идеолого-символический характер. Естественно, что и византийские, как и любые другие, монеты тоже имели такой же характер, но они обладали еще и экономической функцией. Чеканка и распространение более мелкой монеты ясно показывает изменения, которые

 

31 García Moreno L. A. La historia de España visigoda. P. 154.

32 Под властью императора еще долго оставались Балеарские острова, пока они не были завоеваны уже арабами. Однако в ту эпоху история этих островов в историю Испании не входила. Они были в свое время отняты у римлян вандалами, вместе с остальной территорией Вандальского королевства перешли под власть Византии, а затем, как и значительная часть западных территории Восточной Римской империи, были захвачены арабами, и только в ходе Реконкисты Балеарские острова были завоеваны арагонскими королями, после чего их история слилась с историей Испании.

33 Vallejo Girves М. Byzantine Spain... Р. 17.

34 Lechuga Galindo M. Una aproximacion de la circulacion monetaria de epoca tardia en Cartagena // V Reunion. P. 340—341.

 

264

 

принесло с собой византийское завоевание в экономической области, в первую очередь рост влияния торговли и торговцев35. Рыночный характер экономики, частично утраченный после варварского завоевания, возродился на территории имперской провинции.

Археологические данные показывают, что после византийского завоевания увеличивается приток товаров из Северной Африки, а также из сиро-палестинского региона, хотя в последнем случае неясно, прибыли ли они непосредственно с Востока или через Карфаген36. Важнейшим центром распространения этих товаров являлась Картагена. Другим важным центром была Малака, которая издавна служила наиболее значительным пунктом контактов Южной Испании с Северной Африкой. В районе этого города с давних времен располагались мастерские по изготовлению солений и особых рыбных консервов, очень ценимых в Риме и Италии. Но в условиях политического хаоса и вандальского завоевания Северной Африки, прервавшего или, по крайней мере, затруднившего торговлю по Средиземному морю, эти мастерские перестали существовать37. Восстановление относительной политической стабильности возродило Малаку как важный экономический центр, но теперь она становится в основном реципиентом североафриканского импорта. Там существовал довольно значительный слой торговцев, в большой степени грекоязычных выходцев из Восточного Средиземноморья, которые активно поддержали византийцев и теперь не менее активно торговали с Северной Африкой38, явно соперничая с коллегами из Картагены. Хотя археология дает пока еще лишь отдельные элементы общей картины экономических связей того времени, на основании уже имеющихся данных можно говорить, что византийское завоевание привело к включению восточного и южного побережья Пиренейского полуострова в общую экономическую систему Средиземноморья и к возрождению рыночной экономики.

Отношения между византийцами и вестготами в Испании постоянно были очень напряженными. Вестготские короли не оставляли надежды выбить византийцев с полуострова, и не было практически ни одного короля, который не воевал бы с имперскими войсками, пока, наконец, вестготы не добились своей цели. Надежды же императоров реально подчинить себе всю Испанию рухнули сразу. И в этих условиях

 

35 Ibid. P. 342.

36 Ramallo Asensio S., Ruiz Valderas E., Berrocal Caparros M. C. Contextos... P. 150-151.

37 Comercio y comerciantes en la Malaga bizantina. P. 684-685.

38 Ibid. P. 685—686; García Moreno L. A. Comercio y comerciantes en Malaga en epoca visigoda y bizantina // Ibid. P. 675—676; Aa. Vv. Malaga bizantina: primeros datos arqueologicos // V Reunion... P. 254-275.

 

265

 

главной задачей имперских властей на Пиренейском полуострове было обеспечить безопасность провинции. Поэтому довольно скоро на границе с Вестготским королевством стала создаваться линия пограничных укреплений, крепостей (castella), опорных пунктов (castra). Они поддерживали укрепленные города (civitates), составляя вторую линию обороны39. Вопрос о том, был ли при этом создан настоящий limes, как это было сделано в недавно завоеванной Северной Африке, вызывает споры40. Вполне возможно, что сплошной укрепленной линии не было, но само существование укреплений представляется несомненным. Вероятнее всего, здесь были поселены пограничные воины — limitanei41. Павел Диакон (Hist. Lang. III, 21) говорит, что после подавления мятежа Герменегильда его жена Ингунда, бежав к византийцам, попала в руки воинов, которые обитали на границе против испанских готов (qui in limite adversum Hispanos Gothos residebant). Глагол resideo показывает, что эти воины находились на границе постоянно, так что слова лангобардского историка не оставляют сомнения в существовании limitanei. Они же свидетельствуют, что уже в 584 г. система укреплений была полностью сформирована. Но еще раньше, во время кампании 571 г., Леувигильд с помощью предателя захватил Асидон, который Иоанн Бикларский (а. 571) называет очень укрепленным городом (fortissimam civitatem). Из этого упоминания еще не следует, что все укрепления Асидона были созданы византийцами, но это очень вероятно42. Видимо, сразу же после подчинения части Южной и Юго-Восточной Испании, потеряв надежду на подчинение всего Пиренейской полуострова, имперские власти стали создавать укрепленную границу, и, возможно к 571 г., а к 584 г. точно, эта граница была создана. Не исключено, что напротив нее вестготы тоже создали подобную линию43, хотя это и более сомнительно.

Создание пограничной линии отрезало византийскую провинцию от остальной территории полуострова. Полностью контакты между византийской и вестготской частями Испании прерваны не были, но стали весьма затруднительными. Григорий Турский (IX, 1) упоминает, что когда Реккареду не удалось установить дружеские отношения с бургундским королем Гунтрамом, он запретил подданным Гунтрама проходить через города Септимании. И позже граница с франками была относитель-

 

39 Fuentes Hinojo P. Sociedad... P. 310—314.

40 Ripoll Lopez G. Acerca... P. 258—259.

41 Barbero A., Vigil M. Sobre los orígenes... P. 73-74; Garcia Moreno L. A. Organización... P. 8-11.

42 Cp.: Garcia Moreno L. A. Organización... P. 11.

43 Barbero A., Vigil M. Sobre los orígenes... P. 75.

 

266

 

но закрытой, а попытки перейти вестготскую границу вообще рассматривались как государственное и даже религиозное преступление44. Учитывая постоянную напряженность в отношениях с византийцами, можно полагать, что подобные меры принимались и на границе с их владениями. Возможно, что и с византийской стороны принимались адекватные меры. Археологические данные показывают, что, поддерживая активные контакты с Северной Африкой и Восточным Средиземноморьем, города византийской Испании, в частности Малака, практически перестали быть связанными с Пиренейским полуостровом45. В этом свете становится понятным эпизод с захватом византийцами епископа Ментесы Цецилия в 615 г. (Epist. Wis. II)46. По словам наместника провинции патриция Цезария, он был захвачен «нашими людьми» (a nostris hominibus) и затем отпущен ради заключения мира с королем Сисебутом. Цецилий был довольно значительной фигурой в церковной иерархии вестготской Испании и, может быть, близок Сисебуту. В 612 г. ему вместе с епископами Кордубы и Тукци (а также светским властям) был адресован закон Сисебута о рабах иудеев (Leg. Vis. XII, 2, 13), а позже, когда Цецилий захотел уйти в монастырь, король упрекал его в том, что он предпочитает личное спасение общественному служению (Epist. Wis. I). Кто такие «наши люди» Цезария, сказать трудно. Возможно, это была личная гвардия патриция. В письме Цезария Сисебуту отпуск из плена Цецилия подается как уступка, которую автор письма делает королю ради заключения мира. Видимо, в обычных обстоятельствах такая уступка могла и не делаться. Если уж такую видную фигуру византийцы могли захватить, то с людьми более низкого положения они явно не церемонились.

Разорвано было и церковное общение. Как известно, административная структура церкви воспроизводила римскую, и это не изменилось после варварского завоевания. Однако теперь Картагена, административный центр Карфагенской Испании, оказалась в руках византийцев. Епископы городов, находившихся под властью императора, в соборах Вестготского королевства не участвовали. Это относилось и к Картагене, митрополит которой, как упоминалось, осуществлял духовную власть над всеми имперскими владениями в Испании, включая, видимо, и Балеарские острова. Поэтому церковный центр той части Карфагенской Испании, которая осталась под властью вестготского короля47, был

 

44 Martin С. “In confinio externis gentibus”. La percepción de la frontera en el reino visigodo // SHHA. 1998. Vol. 16. P. 271-278.

45 Comercio y comerciantes en la Málaga bizantina. P 687.

46 Stroheker K. F. Germanentum... S. 222; Garcia Moreno L. A. Prosopografla... P. 135.

47 Эта часть провинции стала называться старинным именем Карпетания, которое предшествует римскому завоеванию.

 

267

 

перенесен в Толедо, и епископ этого города с того времени становится митрополитом Карфагенской Испании, а фактически, поскольку Толедо со времени Леувигильда являлся «королевским городом», то и всего королевства48. И уже епископ Евфимий, присутствовавший на III Толедском соборе в 589 г., именовался митрополитом провинции Карпетании49. После взятия Картагены вестготами ее прежнее положение в церковной иерархии восстановлено не было.

Войны между вестготами и византийцами были ожесточенными и сопровождались значительными разрушениями. Цезарий в своем письме Сисебуту пишет об истощении земли набегами, о многочисленных пленных с обеих сторон, о страданиях людей в полосе военных действий. Положение в самой провинции было не многим лучше. Византийское завоевание привело к распространению на эту провинцию имперской системы налогов, тяжесть которых увеличивалась произволом всемогущей византийской бюрократии, к тому же вступившей в конфликт с местной католической церковью50. Это вызывало недовольство, которое использовали вестготские короли. Но и их победа принесла лишь новые беды. Взяв города, вестготы их намеренно разрушали. Главный удар наносился по портам и торговым центрам, и то, что эти разрушения не были случайными, говорит их повсеместность51. Разрушая порты, вестготы, вероятно, стремились лишить византийцев возможности использовать их в будущем для возможной новой высадки на Пиренейском полуострове52. Но кроме этого, создается впечатление, что вестготские короли мстили тому слою людей в Испании, который в свое время активно поддержал византийское вторжение и получил наибольшую выгоду от вхождения этого региона в общесредиземноморскую Восточную Римскую империю, — торговцам. Разрушения портов и уничтожение местных центров торговли должно было еще больше изолировать Испанию от процессов, происходивших в Средиземноморье.

 

48 Livermore Н. V. The Origins... Р. 183; Gonzalez Blanco A. El decreto de Gundemaro y la historia del siglo VII // Los Visigodos. P. 162.

49 García Moreno L. A. Prosopografia... P. 113.

50 Fuentes Hinojo P. Sociedad... P. 524-529; Корсунский А. Р. К вопросу... С. 38—39.

51 Navarro Luego I., Torremocha Silva A., Sabado Escaña J. B. Primeros testimonios... P. 227; Ramallo Asensio S. F., Ruiz Valderas E. Caertagena en la arqueología bizantina en Hispania // V Reunion. P. 313; García Moreno L. A. Comercio y comerciantes en Málaga... P. 679; Comercio y comerciantes en la Málaga bizantina. P. 689-690.

52 Ramallo Asensio S. F., Ruiz Valderas E. Op. cit. P. 313.

 

Источник: Циркин Ю. Б. Испания от античности к Средневековью / Ю. Б. Циркин. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Нестор-История, 2010. — 456 с., ил. — (Историческая библиотека)
Чтобы сообщить об опечатке, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Журнал Labyrinthos - история и культура древнего мира
Код баннера: