«Не знать, что случилось до твоего рождения — значит всегда оставаться ребенком. В самом деле, что такое жизнь человека, если память о древних событиях не связывает ее с жизнью наших предков?»
Марк Туллий Цицерон, «Оратор»
история древнего мира
Циркин Ю. Б.

История Древней Испании

Часть II. Римская Испания

Глава IV. Кризис античного общества на территории Испании

 

375

 

ПРИБЛИЖЕНИЕ КРИЗИСА

 

Во второй половине II в. начинают появляться первые симптомы надвигающегося кризиса. Уменьшается экспорт масла из Бетики в Рим и Италию, прекращают работу серебряные рудники Нового Карфагена, и сокращается добыча металлов в рудниках Бетики. С другой стороны, уменьшается ввоз в Испанию предметов искусства из Италии1. Последнее, видимо, объясняется обеднением испанских потребителей. В то же время сравнительно недалеко от городов появляются роскошные виллы, украшенные мозаиками, представляющие собой подлинные сельские дворцы. Одновременно прекращается новое строительство в городах, уменьшаются в них частные «благодеяния». Так, в Эмерите Августе в 60-80-х гг. не появляется никаких надписей, никаких строительных работ не ведется, не ремонтируется пришедший в упадок театр, но именно в это время в окрестностях Эмериты появляются первые виллы2. Связь между двумя феноменами несомненна.

Это не означает, что города уже пришли в упадок. Но внутри городов происходят важные изменения. Если раньше воздвигали статуи, ставили посвятительные надписи, строили храмы, театры и другие сооружения, давали горожанам пиры и устраивали игры как города (муниципии и колонии), так и частные лица, то во времена Марка Аврелия и Коммода, т. е. в 60-80-х гг. II в., почти все мероприятия, связанные со значительными расходами, проводятся городами3. Связано ли это с уходом богачей из города в деревню или с возрастающим равнодушием богатых граждан к муниципальным делам, в любом случае это признак начинаю-

 

1 Montenegro A. Hispania durante el Imperio // НЕ. T. II, 1. P. 232; Blázquez J. M. La economia... P. 471—474.

2 Blázquez J. M. La economia... P. 473.

3 Curchin L. A. Personal Wealth... P. 277—284.

 

376

 

щегося кризиса городского устройства. Характерна в этом отношении надпись, в которой один видный горожанин благодарит Антонина Пия (т. е. еще до 161 г.) за то, что тот освободил его отпущенника от обязанностей августала (CIL II, 1275). А еще совсем недавно и сами богачи, и их отпущенники ревностно добивались тех или иных городских должностей. Но поскольку именно город являлся основной ячейкой античного общества, изменения внутри него показывали наступление кризиса самого античного мира.
Император Антонин Пий
Император Антонин Пий

Найден в Афинах. Около 160 г. Мрамор.

Афины. Национальный археологический музей

Симптомом надвигающегося кризиса явилось и возрастание политической нестабильности. Еще во времена Антонина Пия в Испании был раскрыт заговор, возглавляемый Корнелием Присцианом, который, вероятнее всего, был легатом Тарраконской Испании и сам происходил из этой страны (SHA, Ant. 7, 2). Император предпочел никакого расследования по этому поводу не проводить, и дело ограничилось сенатским судом над самим Присцианом, который после суда покончил жизнь самоубийством. К сожалению, деталей этого дела мы не знаем4. В правление Марка Аврелия мавры из-за пролива дважды вторгались в Бетику (SHA, Marc. 21,1; CIL II, 1120, 2025). В отражении одного из этих вторжений принял участие будущий император Септимий Север (SHA, Sev. 2, 4)5. При том же Марке Аврелии происходили какие-то волнения в Лузитании (SHA, Marc. 22, 11). Может быть, они тоже были связаны с мавританскими нашествиями6, но, скорее, все же это могло быть восстанием, о котором мы ничего не знаем, кроме упоминания о нем7. В 187 г. через Пиренеи перешли в Испанию отряды Матерна, которые, по словам Геродиана (I, 10, 2), разоряли всю страну кельтов (т. е. Галлию) и иберов (Испанию), подходили к большим городам, одни из них сжигали, другие грабили. Историк явно преувеличил масштаб движения. Оно охватило, видимо, только северную часть Пиренейского полуострова. Но все это было грозным предвестием надвигающегося политического кризиса8.

Итак, уже во второй половине II в. намечаются некоторые признаки кризиса, охватившего и экономическую, и социальную, и политическую сферы. События 90-х гг. II в. открыли эру самого кризиса.

 

4 Arce J. Inestabilidad politica en Hispania durante el siglo II d. C. // AEArq. Vol. 54. 1981. P. 102-104.

5 Alföldy G. Bellum Mauricum // Chiron. Bd. 15. 1985. S. 91 —101.

6 Montenegro A. Hispania durante el Imperio. P. 231-232; Le Glay M. Grandeza y caida... P. 236.

7 Arce J. Inestabilidad politica... P. 110-111.

8 Ibid. P. 111-113; Rodriguez Neila J. F. Aspectos del siglo III d. C. en Hispania // Hispania antigua. T. II. 1972. P. 191.

 

377

 

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА. ПРАВЛЕНИЕ СЕВЕРОВ

 

В ночь на 1 января 193 г. был убит император Коммод. Ставший императором Пертинакс продержался на троне недолго: его тоже убили. Против нового принцепса Дидия Юлиана выступили полководцы Септимий Север, Клодий Альбин и Песцений Нигер. Первый, оказавшийся ближе всех к Риму, и стал новым главой государства. Он заключил союз с Альбином, дав ему титул цезаря и управление западными провинциями, включая испанские, а сам, отправившись на восток, разгромил и уничтожил Нигера. Однако в 195 г. Альбин выступил против Севера, и теперь гражданская война распространилась и на запад. В сражении при Лугдуне в феврале 197 г. Альбин был разбит и покончил с собой. Септимий Север остался единственным повелителем империи.

Император Септимий Север
Император Септимий Север (146-211)

Император в 193-211 гг. Геркуланум (?). После 204 г. после Р. Х. Мрамор

Париж. Лувр

В этой гражданской войне легат Тарраконской Испании Л. Новий Руф, посланный туда, вероятно, Коммодом или Пертинаксом9, выступил на стороне Альбина, за что и был казнен победителем (SHA, Sev. 13, 7). Однако VII Парный легион — единственная крупная воинская часть в Испании — не поддержал легата и занял просеверовскую позицию, что позже было отмечено присвоением ему почетного прозвища Pia (Благочестивый)10. В одной надписи (CIL II, 2634) упоминается Квинт Мамилий Капитолин, легат (видимо, юридический11) Астурии и Кантабрии, бывший одновременно и командиром (dux) VII легиона. Командование легионом не входило в сферу деятельности Капитолина, так что этот шаг легата можно объяснить только чрезвычайными обстоятельствами. Ими были, вероятнее всего, проальбинская позиция законного командира и смещение его войсками12. Этот легион, как говорилось в предыдущей главе, формировался преимущественно из средних слоев населения внутренних и западных конвентов Тарраконской Испании13, и хотя связи между армией и окружающим населением были весьма слабыми, в создавшейся обстановке, видимо, настроение населения оказало влияние на солдат. По-видимому, романизующаяся зона Испании в развернувшейся гражданской войне или высказалась в целом за Севера, или оказалась нейтральной, но ни в коем случае не проальбинской.

Иное положение сложилось в романизованной зоне. Здесь на стороне Альбина оказались не только легат Тарраконской Испании, но и происходившие из этой зоны сенаторы, казненные за это Севером (SHA,

 

9 Alföldy G. Septimius Severus und Senat // Bonner Jahrbücher. Bd. 168. 1968. S. 120.

10 Roldan Hervas J. M. Hispania y el ejercito... P. 204.

11 Alföldy G. Septimius... S. 125.

12 Ibid. S. 125, Bem. 73.

13 Roldan Hervas J. M. Hispania y el ejercito... P. 249-250, 257-258.

 

378

 

Sev. 13, 1—3). Правда, среди них не было полного единства, и некоторые выступили на стороне Севера, как это сделал Публий Корнелий Ануллин из Илиберриса, сделавший позднее при этом императоре блестящую карьеру (CIL II, 5506). Но в основном знать этой области выступила против Севера. Об этом свидетельствует крушение многих знатных фамилий Бетики: из 20 сенаторских фамилий, игравших значительную роль во II в., в первой половине III в. остались только шесть. С исторической сцены ушли Ацилии, Элии, Эмилии, Бебии, Дасумии, Гельвии, Манлии, Порции, Валерии и другие14.

Септимий Север послал в Ближнюю (т. е. Тарраконскую) Испанию в качестве легата и полководца Тиб. Клавдия Кандида; он воевал против мятежников Испании, врагов римского народа, на суше и на море (CIL II, 4114). Указание на то, что Кандид был послан не только в качестве легата, но и полководца (хотя легат императорской провинции и так осуществлял общее командование стоящими там войсками), свидетельствует о чрезвычайной обстановке в стране. Произошло это в 198 г.15, т. е. уже после битвы при Лугдуне. И это не было единичным актом Севера. В том же году с таким же поручением отправляется в Галлию Марий Максим (CIL VI, 1450). Оба полководца уже прославились в гражданской войне: Кандид одержал важную победу над Нигером в Малой Азии, проявив при этом личную смелость (Cas. Dio LXXIV, 6, 4—6), а позже активно участвовал в восточном походе Севера; Максим в качестве командующего Мизийским войском успешно осаждал и взял Византий; оба активно участвовали в битве при Лугдуне, и оба затем стали консулами-суффектами — Кандид до посылки в Испанию, а Максим после миссии в Галлии16. Выбор таких опытных командиров свидетельствует о серьезности положения в Испании и Галлии.

Итак, уже после разгрома Альбина Кандиду пришлось воевать в Испании на суше и на море против «врагов римского народа». Кто же были эти «враги»? VII Парный легион к ним явно не принадлежал. Кроме легиона, в Испании в это время стояли и вспомогательные части: четыре пехотные когорты и одна кавалерийская ала — II Флавиевская ала испанцев, римских граждан. До нас дошла надпись (A. é., 1967, 237), повествующая о том, что в 197 г. эта ала воздвигла за свой счет новую

 

14 Castillo C. Observaciones sobre la conntnuidad prosopografica de la Betica en el Bajo Imperio // Actas del III congreso español de estudios clasicos. T. II. Madrid, 1968. P. 122; idem. Stadte... S. 649.

15 Fitz J. Reflexions sur le carriere de Tib. Claudius Candidus // Latomus. 1966. T. XXV. P. 845-846.

16 Groag. Claudius // RE. Hbd. 6. Sp. 2691; Miltner F. Marius 48 // RE. Hbd. 28. Sp. 1828-1829.

 

379

 

статую божеству непобедимого августа Септимия Севера. Исследовавший эту надпись А. Гарсиа и Бельидо предположил, что ала выступила на стороне Альбина и разрушила статую Севера, а теперь в искупление своей вины воздвигла новую статую, отмежевавшись теми самым от тех сторонников «узурпатора», которые разрушили прежнее изображение17. Эта интерпретация представляется вполне логичной. Само название алы подчеркивает, что она набиралась исключительно из римских граждан. Таких на северо-западе, где стояла ала, было немного, так что возможно, что ее воины набирались из более романизованных районов Испании. Это и сказалось, по-видимому, на ее позиции, противоположной позиции легиона. Надо подчеркнуть, что надпись, о которой идет речь, точно датирована 197 г. Следовательно, против Кандида, прибывшего на Пиренейский полуостров, в следующем году эта ала не воевала. Поэтому представляется, что в свое время воины алы ограничились пассивным актом — разрушением статуи, но не приняли активного участия в гражданской войне, тем более что стояла ала вместе с одним из подразделений VII Парного легиона. После же известия о победе Севера воины поспешили «смыть грех» и выразить величайшее почтение победителю.

Таким образом, врагами Кандида и его императора не были воины регулярной армии — ни легионеры, ни солдаты вспомогательных частей. Но в Испании, как и в других провинциях, существовали и нерегулярные когорты, набираемые в случае необходимости и составлявшие по существу городскую или провинциальную милицию18. Наличие таких частей засвидетельствовано надписями, в том числе законом Урсона (CIL II, 5439, CIII). Существовала, в частности, когорта Бетики (CIL II, 5127) и юношеская когорта Сервия из Кастулона (CIL II, 3272). Имелись подобные воинские части и для охраны побережья (CIL II, 4217, 2224,4226; CIL XI, 623). В условиях, сложившихся после битвы при Лугдуне, только такие отряды, связанные непосредственно с городами и провинциями, могли оказывать сопротивление войскам Кандида. Это показывает, что Бетика и восточная часть Тарраконской Испании выступили против Севера на стороне Альбина.

Вероятнее всего, когда Альбин, бывший до того цезарем и официальным соправителем Севера, двинулся на завоевание римского трона, города и сенаторы (по крайней мере, большинство из них) Бетики и восточной части Тарраконской Испании поддержали его. Такая позиция

 

17 Garcia y Bellido A. Nuevos documentos militares de Hispania Romana // AEArq. 1966. Vol. 39. P. 30-31.

18 Roldan Hervas J. M. Hispania y el ejercito... P. 154-155, 227-229.

 

380

 

облегчалась выступлением на стороне претендента легата Тарраконской Испании Новия Руфа. Однако общины внутренних и северо-западных районов Тарраконской Испании заняли иную позицию (просеверовскую или нейтральную), и это сказалось на позиции воинов. В такой вспомогательной части, как II Флавиевская ала испанцев, римских граждан, могли проявиться антисеверовские настроения (учитывая происхождение воинов), но и оно ограничилось уничтожением почетной статуи императора. В этих условиях просеверовский юридический легат Астурии и Галлеции Мамилий Капитолин принял на себя командование VII Парным легионом, выведя его тем самым из подчинения Руфу. Велись ли на территории Испании военные действия, неизвестно. После же битвы при Лугдуне даже колебавшиеся воины поспешили признать победителя и искупить свои колебания. Север, всегда старавшийся быть в ладу с воинами, видимо, удовлетворился таким жестом. Но на Пиренейском полуострове сторонников погибшего Альбина осталось еще много, и это были не воины, а города и сенаторы, с которыми можно было не очень-то считаться, и для их усмирения был послан в Испанию Кандид. Трудно вообразить, что после гибели Альбина и явного перехода на сторону Севера находившихся в Испании воинов испанские города и их милиции повели наступление против северовских войск. Вероятнее, они пытались оказать сопротивление карательным акциям северовского полководца, что и вызвало военные действия на суше и на море. Кандид был послан в Тарраконскую Испанию. Был ли кто-либо послан с такими же полномочиями в Бетику, мы не знаем. Но северовские репрессии, обрушившиеся и на эту провинцию, показывают, что и там не обошлось без сопротивления. Как бы ни была последовательна политика Севера, в какой логический ряд ни выстраивались бы его мероприятия, каждое в отдельности было вызвано конкретными обстоятельствами. И то что репрессии и конфискации, о которых пойдет речь ниже, в большом масштабе засвидетельствованы в Бетике, говорят, что и эта провинция провинилась перед Севером.

События гражданской войны показали ясную оппозицию двух зон Испании — романизованной и романизующейся. Определенную роль в выборе позиции сыграли, по-видимому, экономические мотивы. Южная и Восточная Испания экономически были связаны с Галлией19 и поэтому выступили на стороне императора, признанного в ней. Экономика внутренних районов была более автаркична, и общины этих регионов могли действовать без оглядки на поведение Галлии; к тому же основной

 

19 Blázquez J. М. La economia... Р. 396—413, 445—455.

 

381

 

отраслью хозяйства северо-запада была добыча металлов, в первую очередь золота, основным потребителем и хозяином которого был император и императорская казна в Риме20. И не учитывать этого местные общины не могли.

Пожалуй, еще большее значение имели различия в социальных структурах этих двух зон. Восток и юг были в экономическом, социальном, политическом и культурном отношении аналогичны Италии и Нарбоннской Галлии. И там и там сенаторская и муниципальная знать преимущественно заняла антисеверовскую позицию21. Несмотря на социальную оппозицию крупной сенаторской и средней муниципальной собственности, сенаторы выступали в определенной степени как лидеры тех районов, из которых они вышли, так что вполне возможно, что бетийские и восточнотарраконские города пошли за сенаторской знатью своих провинций.

В романизующейся зоне положение было иным. Здесь еще велика была роль местных структур и местных элементов жизни. В социальной борьбе, которая во многом скрывалась за войной претендентов на трон, они в конечном итоге поддержали того из них, кто, может быть, не сознавая этого, выступил против сенаторской элиты римско-италийского и романизованного провинциального общества.

Эти события показали также, что города романизованной зоны, несмотря на явные признаки кризиса, были еще довольно сильны, чтобы выступить в качестве самостоятельной силы, и притом столь значительной, что Северу пришлось отправить против них одного из своих лучших полководцев. Следовательно, в 90-х гг. II в. город в этой зоне был еще очень важным элементом социально-политической структуры.

В борьбе, развернувшейся в конце II в., римские и романизованные города Испании потерпели поражение. Следствием победы Севера были конфискации и репрессии. Как писал биограф Септимия Севера (SHA, Sev. 12, 1—3), император уничтожил многих знатных испанцев и галлов, а своим детям оставил столько, сколько никакой государь до него, после того как большая часть золота Галлии, Испании и Италии сделалась императорской. При этом значительная часть конфискованного имущества перешла не в казну, а в личное владение принцепса и его семьи. Недаром именно тогда было впервые создано специальное управление личным имуществом императора (SHA, Sev. 12, 4).

 

20 Ibid. Р. 371-378,425-436.

21 Alföldy G. Septimius... S. 119—122; Seyfarth W. Römische Geschichte. S. 240. На Востоке тоже социальные причины и исторически сложившиеся взаимоотношения обусловили различное отношение к Северу и Нигеру: Шифман И. Ш. Сирийское общество... С. 279-281.

 

382

 

Клейма масляных амфор Бетики и надписи на них показывают, что в структуре собственности этой провинции произошли значительные изменения, связанные с деятельностью Севера22. В надписях исчезают имена частных навикуляриев, т. е. в данном случае морских торговцев бетийским маслом, и появляются ссылки сначала на двух, затем на трех и, наконец, одного августа. Речь идет о Севере и Каракалле, Севере, Каракалле и Гете, одном Каракалле23. Каракалла был провозглашен августом 19 октября 198 г. Через 11 лет, в конце 209 г., августом стал и Гета. Следовательно, передел собственности в Бетике происходил между 198 и 209 гг. (в официальное правление Септимия Севера и Каракаллы), вероятнее всего, ближе к началу этого срока. Клейма показывают, что в руки императоров перешли также некоторые имения и связанные с ними амфорные мастерские24. В некоторых случаях речь идет о прямом захвате собственности представителей муниципальной знати, как это было с имением Л. Сервия Поллиона, занимавшего должности в соседних городах Кармоне и Мунигуа25.

Часть конфискованных владений и мастерских перешла к сторонникам Севера. Некоторые имения Бетики в это время меняют собственников, но не переходят в руки императора26. Известно, что Севера все же поддержали некоторые испанские сенаторы, и именно в их руки, видимо, перешла часть имущества, отобранного у сторонников Альбина27.

Все эти меры привели к значительным изменениям в социально-экономических отношениях в Бетике. Торговля ее маслом стала императорской монополией. В сельском хозяйстве этой наиболее развитой провинции Испании образуется крупная земельная собственность, в первую очередь императорская, и сделано это было за счет преимущественно муниципального землевладения. То же самое можно сказать и о сфере торговли. Характерно, что когда при Александре Севере была снова разрешена частная торговля маслом28, воспользоваться этим сумели немногие; видимо, удар, нанесенный Севером, был столь силен, что городские землевладельцы и торговцы оправиться уже не смогли.

К сожалению, отсутствует подобный материал из Тарраконской Испании. Однако можно предполагать, что в ее восточной части про-

 

22 Callender M. H. Roman amphorae. P. 22; Remesal Rodríguez J. Reflejos economicos... P. 151.

23 Rodriguez Almeida E. Novedades de epigrafia... P. 197—203.

24 Remesal Rodríguez J. Reflejos económicos... P. 143-152.

25 Ibid.

26 Ibid. P. 147.

27 Cp.: Balil A. De Marco Aurelio. P. 267, n. 47.

28 Blázquez J. M. La exportación del aceite... P. 45.

 

383

 

исходило то же самое. Вероятно, для решения различных вопросов, связанных с конфискованным имуществом, туда был послан Квинт Гедий Руф, которого надпись (CIL II, 4121) называет censitor H(ispaniae) C(iterioris)29.

Ударом по романизованным испанским городам явилась и экономическая политика Септимия Севера и Каракаллы. Была ликвидирована таможенная льгота для Испании, которая теперь тоже должна была платить не 2, а 2,5% при вывозе из страны, как и другие провинции; повышены косвенные налоги, в частности налог на наследство; ухудшилась монета, что привело к инфляции и, следовательно, росту дороговизны и снижению жизненного уровня30. Это все ударило в первую очередь по городскому населению в большей степени, чем сельскому, связанному с рынком, и по развитой романизованной зоне, полностью втянутой в общеимперскую экономическую систему. В правление Каракаллы исчезают надписи с упоминанием местных богачей, совершавших акты благодеяний по отношению к своим городам31. Это связано с упадком городской жизни, который начался, как уже говорилось, раньше, но ускорился в этот период. Результатом стал экономический кризис в этой зоне.

На юге и юго-востоке Испании уменьшилась и даже на какое-то время прекратилась добыча металла и производство гарума32. Сократился вывоз из Бетики масла, и это не было обусловлено обстановкой гражданской войны: в Остии по-прежнему много масляных амфор, но испанские все больше заменяются африканскими, пока в 50-х гг. III в. испанский импорт полностью не уступает место африканскому33.

И масло, и гарум изготовляли в основном муниципальные землевладельцы, так что в уменьшении и даже прекращении экспорта этих товаров надо видеть ясный знак кризиса южноиспанского города. Политические и экономические меры Септимия Севера и Каракаллы нанесли удар по самим основам существования античного города Испании — земельной собственности муниципальных землевладельцев, торговле и

 

29 Montenegro A. Hispania durante el Imperio. Р. 236.

30 Etienne R. «Quadragesima»... P. 62-70; Balil A. De Marco Aurelio... P. 269; Aymar A., Auboyer J. Romeetson Empire. Paris, 1995. P. 468.

31 Melchor Gil E. Consideraciones... P. 78. Надо подчеркнуть, что в то время как во II в. в надписях отмечен 231 случай таких благодеяний, то в III в. только 30, и все они относятся к началу столетия: ibid. Р. 77.

32 Pascual Guadasch R. La evolucion de las exportaciones beticas durante el Imperio // Producción y comercio del aceite... P. 241.

33 Panella C. Annotazioni in margine alie stratigrafia delle Terme del Notatore // Recherches... P. 93-103.

 

384

 

частично ремеслу горожан. Конечно, сами города продолжали существовать, в некоторых из них даже воздвигались новые сооружения. Но эти сооружения были обычно статуями императоров, чаще всего Септимия Севера, а в политических условиях того времени их надо рассматривать как попытки загладить свое поведение во время гражданской войны, подобно тому, как эта сделала II Флавиевская ала в 197 г. Эти статуи устанавливают почти исключительно сами городские общины, а не частные лица из среды городской элиты, как это было раньше. Посвящения, сделанные отдельными богачами, крайне редки, а во времена Галлиена, т. е. в середине века, прекращаются вовсе34. Одновременно увеличивается количество роскошных вилл в окрестностях городов35. Это свидетельствует об оттоке богатств из городов, незаинтересованности богатых граждан в городских делах. А возможности городов ограничиваются постановкой необходимых статуй.

Другим признаком слабости муниципиев и колоний было назначение императором кураторов, преимущественно из всадников, от имени правительства заботящихся о благосостоянии этих городов. Первые кураторы начали появляться еще при Марке Аврелии, как, например, Секст Юлий Посессор в небольшом муниципии Арве в Бетике (CIL II, 1180), но особенно эта практика распространилась со времени Септимия Севера36.

Происходят определенные изменения и внутри еще сохранившихся имений. Со второй половины II в. в амфорных клеймах наряду с именами владельцев мастерских и поместий начали появляться имена рабов, иногда с буквой F (fecit)37. Видимо, внутри имений некоторые мастерские, а может быть, и части самого имения отдавались в пекулий, т. е. в самостоятельное хозяйствование рабам. В то же время число надписей с упоминанием рабов и отпущенников резко сокращается38. Можно, вероятно, говорить о кризисе рабовладельческих отношений в испанском античном обществе.

Иное положение сложилось в обширных районах центра, запада и северо-запада Испании, т. е. в романизующейся зоне. В Римской

 

34 Mangas J. Un capitulo de los gastos en el municipio romano // Hispania antigua. 1971. T. I. P. 111-128; Curchin L. A. Personal Wealth... P. 277-284.

35 Balil A. De Marco Aurelio... P. 267; idem. Las escuelas musivarias del convento Tarraconensio // La mosaique greco-romain. Paris, 1965. P. 33—34; Fernandez Ubiño J. Formas de propiedad agraria en la Betica del siglo III // Memorias de historia antigua. 1979. T. III. P. 182-184.

36 Balil A. De Marco Aurelio... P. 266.

37 Remesal Rodríguez J. Reflejos economicos... P. 138-139.

38 Mangas J. Esclavos... P. 59, 285.

 

385

 

империи в это время вообще наблюдается перемещение центров экономического развития на менее романизованные территории39. И это обстоятельство в полной мере проявляется в Испании. Первые признаки кризиса в романизующейся зоне отмечаются только во второй четверти III в., когда появляются кураторы Клунии, а около некоторых городов Лузитании — виллы, подобные южным и восточным, только еще более роскошные40. Это, однако, не приводит к экономическому кризису.

Продолжают активно разрабатываться золотые руды северо-запада, хотя некоторые рудники, особенно в Астурии, и прекращают свою деятельность. Практически все милиарии (верстовые столбы) с именами императоров северовской династии найдены на северо-западе Пиренейского полуострова41. Вероятно, с целью приближения управления непосредственно к рудникам при Каракалле создается на северо-западе отдельная провинция Антониана (CIL II, 2661), которую после убийства этого императора снова присоединили к Тарраконской Испании42, но сама попытка была многозначительной и позже повторилась.

Ремесло в этой зоне не хиреет, а переориентируется. Так, прекращается изготовление испанской сигиллаты, создаваемой по италийским и галльским образцам43, а на смену ей пришла керамика, воспроизводящая формы и орнаменты доримских кельтских сосудов44.

Одновременно оживляются доримские формы социальной жизни. Даже люди, живущие в римских городах, отмечают свою принадлежность к тому или иному племени45. Продолжают существовать гентилиции и центурии, отмечаются теперь рабы и отпущенники рода (CIL II, 5812). В 212 г. Каракалла издал эдикт, согласно которому почти все свободные жители империи становятся римскими гражданами. При этом новые граждане получают имя Аврелиев46. В Испании этот эдикт имел значение именно для романизующейся зоны; здесь встречается больше сотни Аврелиев, причем некоторые из них сохраняли туземный когномен, как Ребуррин (CIL II, 4007) или Таннепесер (CIL II, 4840). Конечно, по сравнению с многими другими частями империи в Испании этот

 

39 Rémondon R. La crise de l’empire romain. Paris, 1964. P. 268.

40 Blázquez J. M. La economía... P. 513.

41 Ibid. P. 480.

42 Roldan Hervas J. M. La organización politico-administrativa... P. 100.

43 Mezquiriz Irujo M. A. Ceramica... P. 126; Tovar L. C. J. Elementos de Alfar... P. 175.

44 Montenegro A. Hispania durante el Imperio. P. 250.

45 Galsterer H. Bemerkungen... S. 459.

46 Le Glay M. Grandeza y caida... P. 261-264. Французский ученый называет этот акт Каракаллы подлинной революцией.

 

386

 

эдикт имел меньшее значение, так как многие, если не большинство испанцев уже имели римский гражданский статус: после реформы Веспасиана путь к нему был открыт47. Но все же его значение нельзя недооценивать, ибо он включал в общественную жизнь империи какую-то часть испанского населения, до того от нее отстраненную. Другое дело, что сама эта общественная жизнь в условиях кризиса (а затем и позднеимперского общества) хиреет и сходит на нет.

Таким образом, кризис античных форм жизни в этой зоне не привел к общему кризису, так как здесь место римских структур начали занимать не успевшие отмереть туземные. И эта зона начинает выдвигаться на первый план в Испании, показателем чего является появление при Северах сенаторов, отсюда происходящих48.

 

АПОГЕЙ КРИЗИСА.
ИСПАНИЯ ВО ВРЕМЯ ВОЕННОЙ АНАРХИИ

 

В 235 г. был убит император Александр Север. Это событие не только покончило с династией Северов, но и открыло эру почти беспрерывных гражданских войн, военной анархии, варварских вторжений. Испанию долгое время эти события практически не задевали. В стране располагался всего один легион, и его солдаты уже по одной этой причине не имели никакого шанса возвести на трон своего кандидата. Испания находилась вдали от самых угрожаемых границ — германской и персидской — и в политическом отношении оказывалась одним из самых спокойных углов Римской империи. Хотя и в меньшей степени, но продолжали существовать торговые связи с Римом, по крайней мере в Бетике49. Однако в целом экономический кризис продолжался, распространившись теперь и на романизующуюся зону. Там усиливаются отмеченные выше элементы «кельтского возрождения» и одновременно приходят в упадок античные города. После того как вновь была разрешена частная торговля маслом, в надписях и клеймах амфор снова появились имена частных лиц, но их очень немного50. Как уже отмечалось, в середине века экспорт бетийского масла в Италию и Рим полностью прекращается. Раскопки города Мунигуа в Бетике показали, что он беднеет, в нем уменьшается, а затем и вовсе исчезает монета, территория города сокра-

 

47 Blázquez J. M. Nuevos estudios... P. 170.

48 Balil A. De Marco Aurelio... P. 251, 267.

49 Beltran Fortes J. Sarcofagos romanos de Cordoba // MM. 1993. Bd. 34. P. 230.

50 Rodriguez Almeida E. El Monte Testaccio... P. 91 —102.

 

387

 

щается51. Одновременно увеличивается количество роскошных сельских вилл, являющихся центрами владений негородской знати и резиденцией их владельцев52. Итак, можно говорить, что продолжаются те процессы, которые развивались на предыдущей стадии кризиса и которые ускорили события конца 50—70-х гг. III в.

В 260 г. в Галлии императором был провозглашен Постум. Он не пошел на Рим и создал фактически независимую Галльскую империю53. Большая часть Испании признала его и тем самым вошла в состав этой империи. Лишь значительная часть Бетики, связанная с противоположным побережьем Африки, где стоял легион, сохранивший верность Галлиену, осталась вне владений Постума54. Еще до этого франки и аламаны прорвали рейнскую границу и, пройдя через Галлию и Пиренеи, вторглись в Испанию (Aur. Vict. De Caes. XXXIII, 3; Eutrop. VIII, 8, 2; Or. VII, 22; Hier. Chron. 1830 Schoene). Это было первое германское вторжение на Пиренейский полуостров (если не считать вторжения кимвров и тевтонов, отбитых кельтиберами в конце II в. до н. э.). В Испании германцы нападали на города и богатые виллы, а затем переправились на кораблях в Африку, откуда неизвестно каким образом вернулись в Германию. Археология показывает одновременное или почти одновременное разрушение городов и вилл, датируемое самым концом 50-х или первой половиной 60-х гг. III в. Этим же временем датируется множество монетных кладов; видимо, владельцы спешили спрятать свои деньги перед нашествием врагов55. Многие города и виллы были разрушены полностью, некоторые из них позже не восстанавливались. Римские авторы, говорящие об этих событиях, упоминают захват варварами только Тарракона. Поэтому вполне возможно, что германцы действительно захватили и разрушили лишь этот город, а затем оттуда перебрались в Африку56. Возможно, германское вторжение послужило детонатором народных движений, которым и надо приписать большинство разрушений, по крайней мере, маленьких городков и сельских вилл57.

 

51 Blázquez J. М. La economía... P. 511.

52 Fernandez Ubiño J. Formas... P. 182—184.

53 Bats M., Benoist S., Lefebvre S. L’empire romain au III siècle. Paris, 1997. P. 168—169.

54 Beltran Fortes. Sarcofagos... P. 230, n. 19.

55 Tovar A., Blázquez J. M. Historia de la Hispania Romana. Madrid, 1975. P. 136—140; Blázquez J. M. La economia... P. 497-506.

56 Blázquez J. M. La economia... P. 523—524, n. 101.

57 Сложнее обстоит дело с Бетикой. Здесь тоже наблюдаются разрушения в середине III в. Волна разрушений задела такие города, как Италика, Белон, Малака, Мунигуа. Были уничтожены мастерские по изготовлению гарума на побережье. Если уничтожение ряда вилл и мастерских вполне можно приписать восстанию, то возможно ли это по отношению к достаточно крупным городам? Вопрос, по-видимому, надо оставить открытым.

 

388

 

После убийства Постума, во время борьбы претендентов за галльский трон, Испания предпочла признать власть римского императора Клавдия II. Этот император пришел к власти в 268 г., но испанские надписи в честь него датируются только вторым и третьим годами его правления58. Поэтому можно говорить, что власть Рима была восстановлена в Испании в 269 г. По-видимому, испуганная германским вторжением и, может быть, связанными с ним народными движениями испанская знать, не надеясь на соперничающих друг с другом генералов в Галлии, предпочла опереться на привычную власть Рима. Надписи в честь Клавдия II концентрируются в восточной части Тарраконской Испании и частично Бетике, т. е. в районах, наиболее пострадавших от военных событий. Возможно, что именно Клавдий окончательно покончил с варварами и повстанцами и восстановил мир на Пиренейском полуострове59.

Мир в Испании продержался недолго. Серединой 70-х гг. III в. датируется новая волна разрушений, на этот раз охватившая внутренние, северные и частично западные районы Пиренейского полуострова60. Эти разрушения могли быть связаны с новым варварским нашествием61, но скорее все же с внутренними событиями в империи62. В это время на Рейне императорами были провозглашены Прокул и Бонос, которых признали Галлия, Британия и Испания (SHA, Prob. XVIII, 5; 8), и их признание испанцами было облегчено тем, что Бонос происходил из Испании (SHA, quadr. tyr. XIV, 1). Император Проб разгромил Боноса и восстановил свою власть в тех районах империи, которые признали рейнских узурпаторов, в том числе и в Испании. После гибели Проба его имя было выскоблено из многих надписей63, что, видимо, отражает подлинное отношение испанцев к этому императору. Поэтому можно думать, что Испания подчинилась Пробу не добровольно.

Эти события, как и варварское вторжение конца 50—60-х гг., могли послужить толчком к народным выступлениям, тем более что приблизительно в это же время в соседней Галлии началось мощное восстание

 

58 Balil A. Hispania en los años 260 а 300 d. C. // Emerita. 1959. Т. 27. P. 275.

59 Tovar A., Blázquez J. M. Historia... P. 135.

60 Blázquez J. M. La economía... P. 503-505.

61 Rodriguez Neila J. F. Aspectos... Однако в биографии Проба (SHA, Prob. XIII, 5—7) говорится только о вторжении в Галлию и разгроме германцев этим императором, уничтожившим 400 тысяч варваров. Если даже эта цифра преувеличена, нет оснований сомневаться в победе римлян. И трудно представить, что многочисленные разрушения были вызваны остатками варварского войска, избежавшими гибели и проникшими через Пиренеи, тем более что в Испании войска, хотя и в небольшом количестве, но все же были.

62 Balil A. Hispania en los años 260 а 300. P. 280-283.

63 Ibid. P. 283-284.

 

389

 

багаудов64. Разрушения действительно охватили не столько города, сколько виллы, что обычно характерно именно для восстаний, а из относительно крупных городов разрушена была только Клуния, пожар в которой был, пожалуй, тоже делом повстанцев, а не варваров65.

Все эти политические события еще более углубили кризис античного общества на территории Испании. Видимо, с целью помочь испанским землевладельцам залечить раны (а может быть, и стремясь в условиях борьбы с Боносом привлечь их к себе) Проб разрешил им насаждать виноградники и изготовлять вино (SHA, Prob. XVIII, 8). В свое время Домициан приказал сократить наполовину виноградники в провинциях, но, по словам Светония (Dom. 7, 2), не настаивал на выполнении этого эдикта. Едва ли эффекты домициановского постановления были очень уж ощутимы в Испании (этому противоречит развитие испанского виноделия), но теперь этот эдикт был официально отменен. Однако мероприятие Проба ожидаемых экономических результатов не дало, и мы ничего не слышим об испанском вине ни в III в., ни позже. На экономической деятельности губительно отражались действия пиратов, разбойничавших в Средиземном море. В обстановке почти беспрерывных гражданских войн императоры не имели сил обращать внимание на положение на море, и в результате разрываются морские пути, соединявшие испанские порты с гаванями Италии, прежде всего с Остией66. Глубочайший хозяйственный упадок был характерен для Испании в 80-х гг. III в., когда вся империя, и Испания в частности, начала выходить из кризиса.

Эдикт о ценах, изданный Диоклецианом в 301 г., из всех испанских продуктов упоминает только церетанский окорок, астурийскую шерсть и, может быть, гарум (Ed. Diocl. 4, 8; 25, 7; 3, 6; 7); нет ни бетийской шерсти, столь прославленной в свое время Страбоном и Марциалом, ни бетийского же масла, ни тарраконского вина. При перечислении тарифов на перевозки по определенным морским путям эдикт упоминает только пути в Испанию (Ed. Diocl. 28; 35, 15-17, 67—69), но ни одного из Испании67. Создается впечатление, что Испания в это время была только потребителем, но не экспортером, а те испанские товары, которые все же упоминаются, шли через каких-то посредников. Такое впечатление подтверждает и «Морской итинерарий», датируемый первыми

 

64 Mangas J. La sociedad de la Hispania Romana // НЕ. T. II, 2. P. 61.

65 Tovar A., Blázquez J. M. Historia... P. 141.

66 Bats M., Benoits S., Lefebvre S. L’empire romain... P. 228.

67 Относящиеся к Испании цитаты из эдикта: Arce J. Edictum de pretis y la Diocesus Hispaniarum // Hispania. 1979. T. 39. P. 9-10.

 

390

 

годами правления Диоклециана68. В нем перечисляются пути из Испании только в Тингитанскую и Цезарейскую Мавританию (495, 2—496, 2; 510, 2—513, 3). В Испании в 260—280-х гг. не было изготовлено ни одной мозаики69. Потребителями мозаик были богатые латифундисты, но в трудные и беспокойные годы они, по-видимому, предпочли затаиться и не заниматься украшением своих имений.

 

РЕЗУЛЬТАТЫ КРИЗИСА

 

В 284 г. на востоке императором стал Диоклециан. В следующем году его соперник Карин, правивший западом, был убит, и Диоклециан стал повелителем всей империи. С этого времени начался выход империи из кризиса. Кризис 193—285 гг. был всеобъемлющим, он потряс самые основы античного мира. Это же произошло и в Испании. Конкретные результаты кризиса в двух различных зонах Испании оказались разными.

В романизованной зоне юга и востока Испании число сельских вилл резко сократилось, и за их счет широко распространились виллы, бывшие центрами обширных латифундий, которые, как показывают раскопки, образовались в результате слияния нескольких небольших имений, ранее принадлежавших разным собственникам70. Как и в первой половине века, многие из них находились в окрестностях больших городов71, но большинство их все же возникло на периферийных территориях. Большинство названий вилл, происходящих от имен их первых владельцев, образовано с использованием суффикса -en, характерного, по мнению Р. Менендеса Пидаля, для языка некультурных слоев населения, включая сельских рабов. В списках топонимов современной Андалусии, более или менее совпадающей с римской Бетикой, насчитывается 118 таких названий72. Видимо, владельцы таких вилл происходили далеко не из самых культурных кругов провинциального населения. Среди имен первых владельцев латифундий практически нет тех, какие засвидетельствованы для лиц, игравших хоть какую-то видную роль в республиканское или раннеимперское время. Перед нами —

 

68 Kubitschek. Itinerarien // RE. Hbd. 18. Sp. 2308—2363.

69 Blázquez J. M. La economía... P. 503.

70 Tarradell M. Poblacion... P. 166—168; Menendez i Pablo J., Sollais i Aris J. M. Problemes entorn del baix imperi al curs inferior del Llobregat // Pyrenae. 1985. № 21. P. 166—167.

71 Fernandez Ubiño J. Formas... P. 182—185.

72 Menendez Pidal R. Toponimia prerromana hispana. Madrid, 1952. P. 122—147; Pabon J. M. Sobre los nombres de la «villa» romana de Andalucía // Estudios dedicados a Menendez Pidal. Madrid, 1953. T. IV. P. 95-159.

 

391

 

новые люди, не связанные со старой муниципальной и провинциальной аристократией.

Сельское население, вероятно, влияло и на городское (а не наоборот, как это было ранее). Свидетельством такой культурной рустификации является происшедшее, хотя еще и неофициально, изменение названия Нового Карфагена: именно в III в. этот город, по-видимому, и стал именоваться Картагеной73.

Сам город, однако, не исчез. Некоторые ранее процветавшие города пришли в упадок74, размеры городов сократились75, во многих городах самыми пышными и богатыми строениями теперь оказываются не общественные здания и храмы, а частные дома богачей. В Малаке, например, после разрушений 60-х гг. не восстанавливается театр76, а ведь именно театр раньше был одним из зримых знаков принадлежности к римскому обществу, приверженности римскому образу жизни. Но сохранилась муниципальная организация города. Города по-прежнему управлялись куриями и магистратами. Их юрисдикция распространялась на окружающую территорию, хотя та и уменьшилась из-за развития латифундий и императорских имений. За городом сохранялось право и даже обязанность иметь свои вооруженные силы: именно они позволили городам сопротивляться германцам не только в V, но и в VI в., а вестготские короли в том же VI в. предписывали наместникам использовать в полицейских акциях военную силу городов77.

Экономическое значение города снизилось. Одни виды ремесла, в первую очередь те, которые обслуживали городскую элиту, как, например, производство портретов, так и не возродились. Другие вновь набрали силу. К ним относится изготовление керамики, происходившей от более ранних форм, но более низкого качества78. Некоторые города сохраняли роль торговых центров79.

Города этой зоны продолжали основываться на мелкой и средней собственности античного типа. Ремесленники объединялись в коллегии,

 

73 Menéndez Pidal R. Toponimia... P. 206.

74 Fernandez Ubiño J. La crisis del siglo III y el fin del mundo antiguo. Madrid, 1982. P. 115.

75 Например, в Эмерите часть территории, ранее занятой жилыми зданиями, теперь превращается в некрополи: Canto A. М., Bejarano A., Palma F. El mausoleo del dintel de los rios de Merida // MM. 1997. Bd. 38. P. 261-262.

76 Tarradell M. Les villes romaines dans l’Espagne de l'Est // Themes de recherches sur les villes antiques d’Occident. Paris, 1977. P. 99, 119.

77 Корсунский A. P. Города Испании в период становления феодальных отношений // Социально-экономические проблемы истории Испании. М., 1965. С. 13, 22.

78 Blázquez J. М. La economia... P. 573-576.

79 Ibid. P. 573-580.

 

392

 

как fabri Subidiani (Vives, 5822). На земледельческой территории существовали средние имения куриалов, как теперь стали называть членов высшего сословия горожан (раньше их именовали декурионами), и мелкие владения «сельского плебса», т. е. крестьян, являвшихся частью муниципального коллектива80. На муниципальной территории сохранился паг (CIL II, 1082). В таких имениях натуральное хозяйство развиваться не могло, и муниципальные землевладельцы, как и горожане в целом, нуждались в торговле. Недаром наибольшее количество обычного импорта (не произведений искусства) найдено именно на юге и востоке Пиренейского полуострова81.

Таким образом, в романизованной зоне на востоке и юге Испании отмечается сосуществование античного городского и латифундиального секторов социально-экономической и политической жизни. Удельный вес каждого из них установить трудно. Но важно то, что город не исчез, не феодализировался. Однако важен и другой аспект: в IV в. эта зона уже видной роли не играла. Центр тяжести экономического и социального развития передвигается в менее романизованную зону, в ту, которая раньше была названа романизующейся. Характерный признак этого: Траян и Адриан, первые римские императоры-провинциалы, правившие в 98-138 гг., происходили из Бетики, а еще один испанец на римском троне, Феодосий (378—395), — из внутренних районов Испании.

В этой второй зоне городов и раньше было намного меньше, а после кризиса они за немногими исключениями переживали полный упадок82. В экономике этой зоны ведущую роль играли латифундии. В них разводили коней, овец и свиней, выращивали хлеб, т. е. именно они давали те продукты, которые шли из Испании в Италию в IV в.83 Золото давали рудники, бывшие собственностью императора. Крупная внегородская собственность здесь первенствовала. Именно хозяева латифундий включались в правящую элиту Поздней империи84. И это главным образом «новые люди». Так, происхождение Феодосия можно проследить только до его деда Гонория, жившего при Константине. Происхождение других еще темнее. Некоторые homines novi выдвинулись в период кризиса или последовавших за ним гражданских войн, как Ацилий Север,

 

80 Корсунский А. Р. О мелкой земельной собственности в западных провинциях поздней Римской империи // ВДИ. 1970. № 2. С. 168—169.

81 Blázquez J. М. La economia... Р. 573—576.

82 Bonneville J.-N., Rouillard P., Etienne R. et al. Lcsvilles romaines... P. 21.

83 Blázquez J. M. La economia... P. 577-580.

84 Stroheker K. F. Spanische Senatoren der spatrömischen und westgotischen Zeit // MM. 1963. Bd. 4. S. 109-125; Balil A. Aspectos sociales del Bajo Imperio // Latomus. 1965. T. 24. P. 888.

 

393

 

происходивший из всадников; встав на сторону Константина, он поднялся до самых верхов аристократии85.

Из 200 испанцев, известных по литературным источникам и игравших роль в политике и культуре IV—V вв., 40% имеют латинские имена, 30% — греческие и 30% — туземные86. Если учесть, что многие греческие имена пришли в Испанию с христианством, как имя Феодосий, и что латинская культура еще сохраняла свое влияние, можно прийти к выводу, что большое количество местных имен говорит о туземном, а не римско-италийском происхождении если не всего, то значительной части правящего слоя позднеримской Испании. Родовое имя Феодосия и некоторых других представителей испано-римской аристократии этого времени было Флавий. Поэтому можно думать, что перед нами потомки местной знати, получившие гражданство во времена Флавиев87, скорее всего — в годы правления Веспасиана. Они и были хозяевами латифундий.

Исследование топонимики этой зоны показало, что многие современные названия, связанные с именами древних вилл, происходят не от антропонимов латинского происхождения, как на юге и востоке, а от долатинских нарицательных имен и названий родоплеменных объединений88. Как уже говорилось, такие объединения в Испании еще сохранялись в III в., и часть их могла трансформироваться в латифундии. Одновременно другая часть продолжала превращаться в территориальные сельские общины. Недаром названия некоторых местностей в III—IV вв. имели форму латинского или кельтского genetivus pluralis (Vives, 851; Itin. Ant. 424; Hydat. 128).

Можно говорить, что кризис III в. нанес удар по элементам римского мира, существовавшим в этой зоне, и способствовал развитию мира туземного. Это заключалось в первую очередь в трансформации местных социальных структур, причем шла она в двух направлениях: преобразование родовых общин в территориальные и образование латифундий. Это вызвало и «кельтское возрождение» в культуре. Расширяется и в ряде случаев возрождается почитание местных богов, казалось бы, давно забытых или полузабытых. Одни из них в той или иной степени ассими-

 

85 Stroheker K. F. Spanische Senatoren... S. 110—111.

86 Ibid. S. 129, Bem. 117-118; Balil A. Aspectos sociales... P. 890-891; Montenegro A. Hispania durante el Imperio. P. 272.

87 Chastagnol A. Les espagnols dans l’aristocratie gouvermental a l’epoque de Theodose // Les empereurs romains d’Espagne. Paris, 1965. P. 272—290; Blázquez J. M. La economia... P. 592. Конечно, надо иметь в виду и то, что в позднеримский период имя Флавий вообще было чрезвычайно распространено в империи, особенно среди знати.

88 Menéndez Pidal R. Toponimia... P. 148.

 

394

 

лируются с римскими, а другие выступают в чистом виде. Именно в это время ставятся стелы с изображением знатных мертвецов, героизированных в виде всадников или коней. Возрождаются местные погребальные культы. Это возрождение проявляется также в архитектуре вилл, в формах и росписи сосудов, в изготовлении кинжалов89. Подобные явления отмечаются и за Пиренеями90. Испания включается в общий процесс возрождения доримских форм жизни и культуры, которые были оттеснены романизацией, а теперь вновь выступают на авансцену.

Однако надо иметь в виду, что возрождение местной культуры и развитие местных порядков были относительны. Все эти территории оставались в рамках Римской империи и ее провинций, подчинялись римским властям. Здесь стояли римские войска, которые, хотя уже и были частично варваризованы, все-таки оставались существенным элементом римского общества и государства. На всех этих территориях действовало римское право, по которому жило все население, и никаких следов местного права к тому времени не осталось. Экономические связи с другими частями империи, хотя и ослабли, но не прервались полностью. Вплоть до полного вытеснения язычества христианством сохранялись элементы официальной римской религии, а некоторые владельцы вилл знали и любили греко-римскую мифологию. Латинский язык здесь оставался единственным, хотя во многих случаях, особенно в сельской местности, может быть, уже не обладал чистотой литературного. Местные латифундисты включались в элиту именно римского государства. Туземный мир входит в структуру римского, принимая в то же время многие его элементы. Так что надо говорить не столько о победе туземного мира над римским, сколько о слиянии ослабевшего римского и усилившегося туземного в один, обладавший новыми качествами, отличный и от кельтского (включая кельтиберский), и от античного римского. Видимо, на обширных пространствах менее романизованной зоны Испании в результате кризиса III в. и под его воздействием возникает общество романо-кельтского синтеза.

Таким образом, в ходе и в результате кризиса античного общества на территории Испании появляется система вилл, являвшихся центрами внегородских латифундий, которые наряду с императорской, а позже и церковной собственностью представляли собой социально-экономический сектор, противоположный античному, основанному на городе как

 

89 Blázquez J. M. El sincretismo en la Hispania Romana entre las religiones indigenas, griega, romana y mistéricas // La religion romana en Hispania. Madrid, 1981. P. 179-212; ibid. Imagen y mito. Madrid, 1977. P. 261—289, 419—437; Montenegro A. Hispania durante el Imperio. P. 272.

90 Hatt J.-J. Les Celts et les Gallo-Romains. Geneve; Paris; Munich, 1970. P. 174—175, 277.

 

395

 

основной социальной единице с его мелкой и средней собственностью. Но здесь проявляются различия по зонам. В одной оба сектора сосуществуют, и город, хотя уменьшившийся и обедневший, продолжает играть важную социальную, экономическую и даже политическую, а тем более культурную роль. А другой город теряет свое значение, и бесспорное превосходство переходит к внегородскому сектору, вышедшему из туземного мира. Во всей Испании происходит разрыв в господствующем классе. За немногими исключениями общественная, политическая и культурная элита Испании не имеет ничего общего с прежними верхами общества. Но в одной зоне это были поднявшиеся наверх элементы римско-испанского населения, а в другой — представители туземного мира. В одной зоне латифундии возникли в результате слияния мелких и средних имений под властью одного собственника, в другой, по крайней мере частично, — путем трансформации родовых общин. В одной зоне новое позднеримское общество появляется в результате преобразования старого античного, в другой — в ходе синтеза античного и местного, кельтского.

 

РАСПРОСТРАНЕНИЕ ХРИСТИАНСТВА

 

Изменения и страдания III в. не могли не найти отражения и в идеологической сфере. Кризис этого времени был столь всеобъемлющ, что он нашел яркое выражение и в идеологии, особенно в религиозной сфере. Уже говорилось о возрождении кельтской религии. Происходят значительные изменения и в религии римской. Приходит в упадок императорский культ. На второй план отходят такие ранее широко почитаемые божества, как Меркурий и Аполлон. Зато продолжает почитаться Диана, которая в значительной степени идентифицируется с местными богинями и в культе которой был силен мистериальный оттенок. На первый план выступают нимфы, божества вод, здоровья, небесные боги, дававшие, видимо, надежду на потустороннее спасение91. Посвящения великим богам были обычно официальными от имени городов, общин, корпораций. Теперь же большинство посвящений — глубоко личные. Первое место в религиозной жизни Испании III в. занимает отдельная человеческая личность, страдающая и жаждущая надежды. Поэтому многие испанцы, как и вообще жители империи, обращаются к восточным, главным образом мистическим, культам.

 

91 Sayas Abengochea J. J. El culto al emperador... P. 405; Vazquez y Hoys A. M. Consideraciones... P. 167-174; Fernandez Ubiña J. La crisis... P. 116.

 

396

 

Это в первую очередь относится к восточно-греческой Немезиде, которая из богини мести превращается во владычицу подземного мира и мстительницу за всех обиженных в земном мире92. Другим широко распространенным божеством становится иранский Митра; следы его культа отмечаются в основном в западной части Тарраконской Испании и частично в Лузитании, т. е. там, где в III в. стояли войска или хотя бы отдельные отряды. Насколько глубоко культ Митры проник в гражданскую среду, сказать трудно93. Все эти и подобные божества были сравнительно малознакомы испанцам, разочаровавшимся в прежних богах; они казались более сильными и были больше связаны с самой личностью верующего. В еще большей степени это надо сказать о христианстве.

Долгое время появление в Испании христианства связывалось с деятельностью апостола Иакова, сына Зебедея. Последующие исследования показали, что это не так, что предание о пребывании Иакова в Испании появляется в латинской христианской традиции только около 600 г.94 Что касается апостола Павла, то в «Послании к римлянам» он дважды (XV, 23—24; 29) говорит о своем намерении в будущем отправиться в Испанию, но нигде в Новом Завете не говорится об исполнении им этого своего намерения. Только в более поздних произведениях раннехристианской литературы порой встречаются упоминания о миссии Павла в Испании, но они довольно редки и чисто риторичны95. Уже в Средние века на юге Испании, находившейся еще под властью арабов, сложилось предание, явно соперничавшее с рассказами об Иакове, ходившими на севере, об «апостольских мужах», принесших христианство на Пиренейский полуостров во второй половине I в.96 Во II в. уже появились христианские общины. Первые, хотя и очень неопределенные, сведения об этом содержатся в сочинении Иринея «Против ересей» (I, 10, 2). Это сочинение датируется приблизительно 180 г., а через двадцать лет Тертуллиан (Adv. lud. 7) уже утверждал, что христиане были «во всех пределах Испаний». Хотя это утверждение содержит явное преувеличение, едва ли надо сомневаться в самом факте существования христианских общин на Пиренейском полуострове. Первые из них возникли в Бетике. Находились они, вероятнее всего, в Акци, Кордубе и

 

92 Casal R. La iconografía de Nemesis en la glíptica romana // La religión romana... P. 117; Sayas Abengochea J. J. Religiones mistéricas // НЕ. Т. II, 2. P. 382—383.

93 Sayas Abengochea J. J. Religiones mistéricas. P. 372—376.

94 Lipsius R. A. Die Apokryphen Apostelgeschichte und Apostellegenden. Braunschweig, 1884. Bd. 2, 2. S. 214-227; Duchesne L. Saint Jacques en Galicie // Ann. Midi. 1900. An. 12. P. 145—179.

95 Циркин Ю. Б. Распространение христианства в Испании до Миланского эдикта // Ibérica. М., 1983. С. 24-27.

96 Там же. С. 27-28.

 

397

 

Гиспалисе97. Несколько позже общины появились в некоторых других городах провинции. В середине III в. послание карфагенского епископа Киприана засвидетельствовало наличие христиан в Легионе (стоянке VII Парного легиона), Астурике, Цезаравгусте и Эмерите98. В Тарраконе раннехристианское кладбище начало использоваться в III в.99 Затем христианство стало распространяться и в других местах. Археологические данные и сведения Актов мучеников позволяют выделить три основные группы христианских общин: первую — восточное побережье Пиренейского полуострова от Диания до Пиренеев, долина Ибера и частично Северная Испания; вторая — Южная Испания, преимущественно Бетика; третья — центр полуострова100. Источники распространения новой религии в каждой из этих групп были, видимо, разные.
Саркофаги из христианского некрополя в Тарраконе

Саркофаги из христианского некрополя в Тарраконе.

Бетика всегда была тесно связана с Италией. Все южные общины, появившиеся до IV в., располагались вдоль морского побережья и дорог от берега к Бетису, а также в долине этой реки101. Кордуба и Гиспалис были в числе главных звеньев связи Бетики с Италией. Напрашивается вывод, что христианство приходило сюда вместе с торговлей, а первыми миссионерами были торговцы. И неважно, были ли это испанцы, узнавшие о новой религии в Риме и Италии, или пришельцы с Апеннинского полуострова, принесшие с собой новые верования. Эта мысль подтверждается и тем, что христианские саркофаги южной группы стилистически связаны с Римом, а одни из них даже с Грецией102. На юге были найдены статуи «Доброго пастыря», подобные обнаруженным в Италии, Греции и Малой Азии103.

Иначе обстоит дело с группой общин средиземноморского побережья и Ибера. Сходство терминов, используемых в агиографической литературе и литургии этой группы испанских христиан и Карфагена, похожие планы базилик, стилевое родство саркофагов, распространение мозаичных надгробий, какие встречаются только в современном Тунисе, на Балеарских островах и в Северо-Восточной Испании, обращение

 

97 Harnack A. Mission und Ausbreitung des Christentums in den ersten drei Jahrhunderten. Berlin, 1924. S. 258-259, Bem. 5; ср.: Thouvenot R. Essai sur la province romaine de Betique. Paris, 1940. P. 327, n. 2.

98 Blázquez J. M. Origen del cristianismo hispano // HE. T. II, 2. Р. 415—416.

99 Battle Huguet P. Arte paleocristiano // Ars Hispaniae. Madrid, 1947. Т. II. P. 185; Pascual R. Las ánforas de la Necropolis de Tarragona // Boletin arquelogico. 1964—1965. Т. 64’65. P. 25-26.

100 Циркин Ю. Б. Распространение... C. 32.

101 Thouvenot R. Essai... P. 322.

102 Schlunk H. Die Sarkophage von Esija und Alcaudete // MM. Bd. 3, 1962. S. 122-129.

103 Garcia y Bellido A. Las dos figuras del «Buen pastor» de Gador // AEArq. 1950. Vol. 23. P. 3-20. Ср.: Kaufmann C. M. Handbuch der christlichen Archaologie. Paderborn, 1922. S. 322; Laurant M. L’art chretien des origines a Justinien. Bruxelles, 1956. P. 47.

 

398

 

к карфагенскому епископу Киприану, а не к римскому папе104 для решения церковных дел — все это показывает, что христианство в этой группе общин распространилось из Северной Африки105. В этом же районе локализуется мученичество африканцев Феликса и Кукуфата106. В Северной Африке христианство начинает распространяться, по-видимому, во II в. Первые сведения о нем относятся к 180 г.107 Отсюда эта религия попадает в Испанию благодаря торговцам и, видимо, солдатам108. Через Балеарские острова и Тарракон (где найдено 6 из 12 надписей африканцев в Испании) новая религия движется со своими пропагандистами по средиземноморскому побережью, по Иберу, а оттуда переходит в северо-западную часть страны. Может быть, оттуда, а возможно и с юга, христианство проникает в центральную Испанию.

Сравнивая три зоны распространения христианства, надо отметить различия между ними. В Бетике христианских общин было много и в крупных, и относительно мелких городах. В северо-восточной и северной зоне они ограничиваются только крупными городами, причем их плотность увеличивается к востоку, к побережью Средиземного моря. Все это совпадает с распространением романизации. Самая романизованная провинция — Бетика — дает и наибольшее число общин. На менее романизованном северо-западе христиане встречаются только в новом провинциальном центре (Астурике) и городе, выросшим из легионного лагеря. Несколько иное положение сложилось в центре полуострова. Там христианство принимается туземной знатью. На одном саркофаге сохранилось неримское имя владельца — Aticuenato109.

Первоначально испанские общины управлялись не епископами. Существовало ли в испанских общинах демократическое устройство, как это было в I — начале II в. на Востоке и, пожалуй, в Италии, неизвестно. Во главе испанских общин встали пресвитеры, и только позже произошел переход к монархическому епископату. Нам известен список епископов Гиспалиса. Вторым в этом списке назван Сабин, который участвовал в Илиберрийском соборе в начале IV в. Следовательно, первый епископ, Марцелл, исполнял свои обязанности в середине или даже второй половине III в.110 С другой стороны, как об этом говорилось выше, гиспалий-

 

104 Fernández Ubiña J. Poder y corrupción en el episcopato hispano del siglo IV // SHHA. 2006. Vol. 24. P. 170.

105 Blázquez J. M. Posible origen africano del cristianismo español // AEArq. 1967. Vol. 40. P. 39—50; Tovar A., Blázquez J. M. Historia... P. 186—189.

106 Blázquez J. M. Origen... P. 420.

107 Жюльен Ш. А. История Северной Африки. T. 1. М., 1961. C. 238.

108 Blázquez J. M. Posible origen... P. 32-37; idem. Origen... P. 418—420.

109 Schlunk H. Zu den frühchristlichen Sarkophagen der Bureba // MM. 1965. Bd. 6. S. 165.

110 Thouvenot R. Essai... P. 319.

 

399

 

ская община возникла одной из первых. Вероятно, в середине III в. или несколько позже произошло не основание общины, а переход руководства к епископу. В некоторых же общинах этот переход не завершился и в начале IV в., ибо постановления Илиберрийского собора подписали не только епископы, но и пресвитеры ряда общин. Но и там, где он уже произошел, рядовые члены еще могли играть значительную роль. Так, рядовые верующие Легиона и Астурики сместили своих епископов Басилида и Марциала и заменили их Сабином и Феликсом, причем последний был призван из другого города — Цезаравгусты111. Можно говорить, что время кризиса — это время формирования испанской Церкви.

Как и в других местах империи, в Испании христиане не раз подвергались гонениям. Первое произошло при императоре Деции в 250-251 гг., а второе — при Валериане в 257—260 гг.

Важным этапом истории испанского христианства стал первый поместный собор, созванный в Илиберрисе в начале IV в. В это время христианство еще не стало религией большинства испанцев. Оно ограничивалось пока только городами. В постановлениях собора нет ничего, что можно было бы отнести к сельскому населению. Раскопки вилл показывают, что их владельцы еще в IV в. были язычниками112. Но и в городах христиане составляли меньшинство. О весьма незначительном распространении христианства говорит и относительно небольшое количество мучеников, т. е. жертв гонений III — начала IV в.: 28 человек, из которых 18 относятся к одной Цезаравгусте113.

Трудно установить социальный состав ранних христианских общин. Из послания Киприана (Ер. 67) известно, что отступник Марциал являлся членом языческой коллегии, участвовал в ее пирах и хоронил своих сыновей на ее кладбищах. Этот факт вызвал возмущение карфагенского епископа, но христиан Астурики и Легиона, видимо, не шокировал. Языческой коллегией была, видимо, коллегия «маленьких людей», и такие коллегии вообще притягивали низшие слои населения. Илиберрийский собор предоставлял возможность вступления в общины отпущенникам (с. LXXX), возницам и актерам (с. LXII), бывшим проституткам (с. XLIV), т. е. низам общества. Ничего не говорится о рабах как о самостоятельных членах церкви, упоминается лишь требование к господам запретить своим рабам иметь идолов (с. XLI).

 

111 Mansi Collectio conciliorum. Paris; Leipzig, 1901. P. 908-911; Fernández Ubiño F. Poder... P. 170.

112 García y Bellido A. Dos «villas rustieae» romanas reeientamente excavadas // AEArq. 1953. Vol. 28. P. 219; Blázquez J. M. Posible origen... P. 48.

113 Balil A. De Marco Aurelio... P. 329-330, n. 256. Cp.: Iglesias L. G. Paganismo y Cristianismo en la España Romana // La religión romana... P. 369—372.

 

400

 

С другой стороны, те же постановления свидетельствуют о наличии в общинах богачей, имеющих рабов (с. V, XII), финансистов (с. XX), причем финансовыми операциями не брезговали и клирики, включая епископов (с. XIX, XX). В общины входили и представители муниципальной знати, в том числе дуумвиры, и даже языческие жрецы фламины (с. II, III, LV, LVI). Руководство испанской Церкви в это время стремилось совместить пребывание в общинах таких людей с неприятием государства и языческой религии. Отлучались от церкви только те фламины, которые участвовали в жертвоприношениях (с. II), а если они лишь исполняли жреческие обязанности, то их можно было восстановить в церкви через два года (с. II, IV). Дуумвиры же и другие магистраты уходили из общины только на год, в течение которого осуществляли свои полномочия (с. LVI). Таким людям явно принадлежало руководство. Ни о каком относительно демократическом устройстве общин уже нет речи. Клир противопоставляется основной массе верующих, а руководство полностью принадлежит епископам114. Сами епископы являются уже довольно богатыми людьми, полностью внедрившимися в социально-экономическую ткань общества. Недаром для епископов предусматривалась возможность заниматься торговлей, хотя и только в пределах провинции, отмечалось наличие у них и других клириков отпущенников и наемников (с. XIX). О наличии в христианских общинах знати свидетельствует пример мученицы Евлалии из Эмериты, происходящей из знатного рода (Prud. Peristeph. III, 1—2).

Таким образом, христианство начало утверждаться, хотя пока только в городах, среди самых разных слоев населения.

Итак, мы видим, что в результате кризиса античного мира резко меняется провинциальное испанское общество. Широко распространяется и в обширной менее романизованной зоне становится господствующим латифундиальный уклад, теряют свое значение города, утверждается новый господствующий класс, начинает распространяться новая религия — христианство.

 

114 Fernández Ubiño J. Poder... P. 170.

 

Источник: Циркин Ю. Б. История Древней Испании / Ю. Б. Циркин. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Нестор-История, 2011. — 432 с., ил.
Чтобы сообщить об опечатке, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Журнал Labyrinthos - история и культура древнего мира
Код баннера: