«Не знать, что случилось до твоего рождения — значит всегда оставаться ребенком. В самом деле, что такое жизнь человека, если память о древних событиях не связывает ее с жизнью наших предков?»
Марк Туллий Цицерон, «Оратор»
история древнего мира
Виноградов И. В.

История древнего мира. Под ред. И. М. Дьяконова

Среднее царство в Египте и нашествие гиксосов

1. I ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД


Собственно Средним царством принято считать эпоху единого египетского государства, воссозданного на развалинах Древнего царства в самом конце III тысячелетия до н. э. выходцами из южного верхнеегипетского Фиванского нома — последними царями XI династии, а затем упроченного фараонами следующей, XII династии, двухсотлетнее правление которых явилось временем расцвета и быстрого упадка.

Но между концом Древнего и началом Среднего царства лежит длительный, охватывающий предположительно почти четверть тысячелетия так называемый Переходный период — время раздробленности и больших социальных потрясений, время ожесточенной внутренней борьбы за новое объединение страны. Именно здесь, по-видимому, нужно искать истоки существенных отличий Среднеегипетcкого государства от минувшей эпохи Древнего царства.

Распад единого государства, стремление номов к экономической и политической обособленности, их соперничество и борьба друг с другом пагубно отразились на всей экономической структуре страны, на единой ирригационной системе — основе хозяйственного благополучия Египта. И не случайно памятники времени эфемерных VII—X династий полны сведений о годах страшного голода, о пашнях, превратившихся в болота и непроходимые заросли, о пустующих полях, которые некому обрабатывать, так как обезлюдели богатые и процветающие области страны. Внутренняя борьба усугубляет и без того тяжелое положение Египта — гибель и разорение несут с собой непрекращающиеся раздоры между враждующими номами. Естественно, что в такой обстановке нельзя исключить и серьезных социальных выступлений трудящегося населения страны, испытывавшего, без сомнения, наибольшие тяготы и лишения. Смутные намеки на волнения низов египетского общества зафиксированы во многих документальных и литературных источниках той поры.

По-видимому, эти грозные для власть имущих социальные выступления народных масс нашли прямое отражение в дошедших до нас двух политических манифестах периода усиливавшейся борьбы за новое политическое и экономическое объединение страны, необходимость которого становилась все более явной.

Большой, сильно поврежденный папирус, находящийся сейчас в Лейдене, сохранил страстный призыв некоего Ипувера — возможно, близкого правящим кругам северной части страны — к восстановлению прежних порядков в Египте, к воссозданию единого египетского государства. В поэтической форме Ипувер взволнованно и ярко рисует, пожалуй, преднамеренно преувеличенную картину бедствий разрозненной страны, где господствуют всеобщая вражда и озлобление, грабежи и убийства, где царят запустение и голод, когда люди едят траву и запивают ее водой, питаются тем, чем раньше кормили свиней (имели место даже случаи людоедства). Рассказчик-поэт скорбит о разрушенных городах и разоренных номах, поверженных дворцах и оскверненных гробницах, печалится о прекращении исконных торговых связей с Восточным Средиземноморьем (уже нет кедра даже для саркофагов благородных людей!) и о нарушенных внутренних отношениях — охваченный смутой Юг не шлет на Север, как обычно, зерно и изделия ремесленников, плоды и благовонные масла, и жители окрестных оазисов не спускаются больше в Египет со своими дарами. Негодует Ипувер, видя, как варвары — азиаты и ливийцы, воспользовавшись слабостью Египта вторгаются в незащищенную Дельту и опустошают ее. Но больше всего беспокоит его широкое восстание народа, современником которого был он сам или воспоминания о котором были ещё живы. Страна перевернулась, подобно гончарному кругу, вещает Ипувер. Бедняки стали богатыми, а имущие — бедняками, тот, кто не имел хлеба, стал собственником закромов, кто не имел упряжки стал владельцем стада, у кого не было даже лодки, стал владельцем судов, у кого не было хижины, стал владельцем дома, тот, кто не ткал для себя, одет в тонкие полотна, знатные же люди в лохмотьях, кто не был в состоянии сделать себе гроб, стал владельцем усыпальницы, тела же прежних владельцев гробниц выброшены в пустыню. Только восстановление старых порядков избавит Египет от всех этих потрясений и бедствий, ибо будет хорошо, вещает Ипувер, когда вновь будут восстановлены должности, когда люди вновь будут строить пирамиды, рыть каналы и взращивать сады, когда будет восстановлено положение знати; прекратятся грабежи и волнения, дороги станут безопасными, возрастет мощь Египта, и варвары, как и прежде, будут трепетать перед ним.

В Ленинграде, в Государственном Эрмитаже, хранится папирус, содержание которого перекликается с Лейденским папирусом. Облеченный в форму пророчества, произнесенного перед царем Снефру, основателем могущественной IV династии, в его дворце ученым жрецом Неферти, текст этого документа повествует о тех же печальных событиях, о которых так ярко рассказал Ипувер: перед нами снова встают знакомые картины упадка и разорения, убийств и грабежей, голода и несчастий, смут и вторжений иноземцев. Цель пророчеств Неферти та же, что и у Ипувера,— призыв к восстановлению в стране единой власти, к возврату к старым порядкам в Египте. Но если призыв Ипувера звучит еще просто как благое пожелание и не имеет конкретного адреса, то пророчества, вложенные в уста жреца Неферти, предрекают приход царя-южанина, уроженца Верхнего Египта, царя, который возложит на свою голову двойную корону египетских властителей, объединит Египет, усмирит внутренние распри, восстановит правду и устранит ложь, сокрушит ливийцев и азиатов, восстановит разрушенные пограничные укрепления. Называет Неферти и имя такого объединителя Египта — Амени, т. е. сокращенное имя основателя XII династии Аменемхета I.

Естественно предположить, что пророчества Неферти были составлены уже на завершающем этапе борьбы за воссоединение страны под единым руководством и исходили из кругов, непосредственно связанных с основателем новой династии; призывы же Ипувера прозвучали, вероятно, раньше1.

Памятники позволяют проследить основные моменты борьбы за единство страны задолго до воцарения Аменемхета I. В середине XXII в. до н. э. провозгласил себя фараоном Ахтой (Хети), правитель Гераклеопольского нома, расположенного в 120 км южнее Мемфиса (IX династия). Ахтою I и особенно царям следующей, X династии удалось объединить часть верхнеегипетской долины2. Затем на юге страны усилился Фиванский ном. В Египте стали одновременно править цари X гераклеопольской и XI фиванской династий. В поучении гераклеопольского царя Ахтоя III сыну рекомендуется жить в мире с Южным царством. Однако столкновение было неизбежным. Гераклеопольские цари в борьбе с Фивами опирались на некоторых из номархов. Наконец, около 2040 г. до н. э. фиванский царь Ментухетеп I становится фараоном всего Египта. Начинается история Среднего царства.


2. СРЕДНЕЕ ЦАРСТВО


За время Переходного периода в условиях крушения единого управления ирригационными системами наблюдается значительное повышение местной инициативы. Именно в это время появляется более удобный плуг, позволяющий облегчить пахоту и улучшить качество обработки почвы; и в земледелии, и в ремесленном производстве возникает много новых орудий труда. Их изобретают порой в очень отдаленных друг от друга номах; постепенно они распространяются по всей стране в результате расширения внутреннего обмена; усовершенствуются старые орудия. К концу периода египтяне впервые начинают применять бронзу (сплав меди и олова); правда, и позже основным металлом в производстве по-прежнему остается чистая медь. В животноводстве появляется новая, более продуктивная порода крупного рогатого скота, со временем полностью заменившая прежнюю длиннорогую породу. Прогресс стимулировался попытками номов высвободить возможно больше свободных рук, призванных возместить в какой-то степени урон, связанный с нарушением единой для всей страны хозяйственной организации. Все новое в производстве затем закрепляется и развивается в рамках единого среднеегипетского государства.

Внутренний обмен в Египте I Переходного периода возрос, хотя, казалось бы, условия были неблагоприятными. Это произошло в связи с упадком самодовлеющих хозяйств столичной знати эпохи Древнего царства и возрастанием роли в жизни страны небольших хозяйств. Владельцы этих хозяйств в свое время, возможно, стали опорой номархов в их борьбе с мемфисскими царями, а затем выдвинулись на службе у многочисленных независимых правителей областей в I Переходный период. Круг лиц, получавших за свою службу в административном аппарате, при дворе, в войске соответствующее их должностному положению материальное обеспечение, значительно возрос. Естественно, что многочисленные мелкие и средние хозяйства новых должностных лиц местной и центральной администрации не обладали производственными возможностями прежних больших вельможных хозяйств, способных производить все необходимые орудия, изделия и продукты в своей среде. Восполнить этот недостаток можно было только определенной специализацией производства в мелких и средних хозяйствах, что и способствовало возникновению интенсивного обмена между ними, который остался характерным и для всей эпохи Среднего царства.

В наследство от I Переходного периода Среднему царству остается и возросшее влияние местной номовой администрации в экономической и политической жизни страны. Настолько велика самостоятельность номархов даже в самом конце эпохи, что они иногда ведут летосчисление по годам собственного правления, возглавляют культ местного божества, в своей титулатуре называют себя, подобно царям, сыновьями этого божества. Номархи возглавляют местные воинские силы, нередко весьма значительные, окружают себя многочисленной пышной свитой приближенных, телохранителей, слуг. Даже при сильных царях XII династии позиции местных правителей не были подорваны. Пожалуй, мощь их еще более возросла; их гробницы при первых царях XII династии стали более богатыми. В период Среднего царства номархи уже не простые исполнители воли центральной администрации на местах, как это было при могущественных царях Древнего царства,— в рамках нового единого египетского государства они сами обладают значительной самостоятельностью, их власть в номах является наследственной, и царь только формально утверждает назначение нового номарха.

Естественно, в таких условиях у царей Среднего царства, вынужденных делить власть в стране с местными правителями, положение было менее прочное и устойчивое, чем у фараонов Древнего царства, и не удивительно, что подспудная борьба местных правителей и центральной власти, внутренние беспорядки и волнения, заговоры и дворцовые интриги происходят в Египте в течение всей XII династии.

При дворе и в административном аппарате Среднего царства наряду с представителями столичной потомственной знати, связанной с новой династией родственными узами, наряду с выходцами из местной номовой администрации многие важнейшие государственные должности занимают и люди незнатного происхождения, всем своим благосостоянием обязанные фараону. «Царь — это пища» — так выразил свое отношение к центральной власти один из крупных чиновников середины XII династии, человек незнатного рода. Очевидно, именно эти лица, заинтересованные в силу своего положения в усилении центральной власти, служили основной опорой царей Среднего царства. Возможно, что стремление новой центральной власти материально обеспечить большой круг этих людей и явилось одной из побудительных причин грандиозного ирригационного строительства в районе Файюмского оазиса, предпринятого царями XII династии, что привело к значительному увеличению фонда пахотной земли в стране. Характерно, что освоенные теперь земли находились в непосредственной близости от новой египетской столицы, местопребывания царского двора.

Восстановление единства страны и укрепление центральной власти приводит к активизации широкого строительства, возобновлению экспедиций в каменоломни и рудники, освоению новых месторождений металлов. По-прежнему получают египтяне медь и бирюзу в горах Синая, но со времени Среднего царства известны также медные копи между Нилом и Красным морем в Нубии. Золото теперь добывают не только к востоку от Верхнего Египта, в пустыне, но и на севере Нильской Эфиопии. Возобновляются прерванные внешние связи Египта: египтяне вновь ведут интенсивную торговлю с Восточным Средиземноморьем; основные поставки ливанского кедра в Египет осуществляются через город Библ в Финикии. Путем обмена египтяне приобретают олово. Найденная в Египте критская посуда и египетские ремесленные изделия на Крите свидетельствуют о существовании в период Среднего царства египетско-критских торговых связей. Известно, что египетские суда по-прежнему плавали в далекий Пунт.

Всестороннее комплексное исследование памятников Среднего царства позволило О. Д. Берлеву выявить социальный слой основных производителей материальных благ, обозначаемых самими египтянами обобщающим термином хемуу нисут — «царскими хемуу»3. Удалось определить положение царских хемуу в египетском обществе, их соотношение с близкими социальными категориями, методы эксплуатации царских хемуу, их связь с государственными институтами.

Термином хемуу нисут охватывалось практически все трудящееся население страны. Царские хемуу, основной обязанностью которых была работа в рамках определенной профессии, эсплуатировались как в царском и храмовых хозяйствах, так и в хозяйствах частных лиц — людей, занимавших различные должности в центральной, номовой и храмовой администрации. Связь каждого царского хему с определенной профессией была характерной особенностью всего данного социального слоя, поэтому в памятниках царские хемуу выступают, как правило, в своем профессиональном обличье: это земледельцы и пастухи, садовники и огородники, рыбаки и птицеловы — все те, кто трудится в поле, на пастбищах, в разных промыслах; это и многочисленные слуги, кравчие, танцоры, певцы, музыканты, брадобреи, учителя, т. е. люди, непосредственно обслуживающие хозяина, его родственников и приближенных в его доме, дворце. На полевых работах использовались исключительно мужчины, к домашним ремеслам привлекались и мужчины и женщины. Царские хемуу работали также в специализированном пищевом производстве — шнау и в ремесленных мастерских царского, храмовых и вельможных хозяйств.

Царские хемуу назначались на работы в юности, причем права выбора профессии они были лишены. Каждый год от имени царской администрации в номах проводились специальные смотры, основное назначение которых состояло в распределении юношей из трудового населения страны, достигших совершеннолетия (по египетским представлениям). На эти смотры привлекались все дети царских хемуу, независимо от принадлежности их родителей к тому или иному виду хозяйств. Прежде всего на смотрах происходил отбор наиболее сильных и выносливых юношей в войско; назначались дети царских хемуу и в низшее жречество. При определении в ремесленное производство, естественно, учитывались профессиональные навыки, передаваемые по наследству, поэтому сын ремесленника обычно становился тоже ремесленником. Большая часть юношей становилась земледельцами или распределялась на другие основные профессии в зависимости от производственной потребности египетского хозяйства. Назначенная принудительно, профессия являлась для большинства участников смотра пожизненной, хотя имели место и случаи перераспределения, осуществлявшиеся на смотрах же: старый, немощный земледелец, например, мог быть назначен на более легкую работу привратника.

Документы Среднего царства дают возможность выявить социальное положение царских хемуу. Люди из этого слоя, в целом составлявшего основное трудящееся население страны, были лишены собственности на орудия и средства производства, трудились в хозяйствах, которые  им не принадлежали, и сами наряду с орудиями и средствами производства либо находились во владении («собственности» — джет) отдельного должностного лица, либо принадлежали храмам или государственным (царским) учреждениям. Методы эксплуатации и материального обеспечения лиц разных профессий в царском, храмовом или частном хозяйствах были одинаковыми, поэтому сами египетские труженики не ощущали особой разницы в своем положении, работая в любом из этих хозяйств. Однако для уяснения экономической и социальной структуры египетского общества чрезвычайно существенным является то, что в личном хозяйстве связь работающих в нем царских хемуу с их непосредственным хозяином была непрочной, поскольку они наряду с землей и другим имуществом придавались своему хозяину в качестве его должностного обеспечения, и, по сути дела, принадлежали не данному лицу, а его должности, поэтому в личном хозяйстве хозяин не мог распоряжаться царскими хемуу по собственному усмотрению. Известно, что и дети царских хемуу, привлекаясь на общих основаниях на смотры, распределялись по профессиям не в то хозяйство, из которого вышли, а на сторону — в хозяйства других должностных лиц или учреждений. Следовательно, должностные лица не имели права и на потомство царских хемуу, работавших в их хозяйствах.

Другой социальной категорией зависимых людей, количественно незначительной по сравнению с царскими хемуу, были известные нам с Древнего царства баку — рабы в полном смысле этого слова. Эксплуатировались они исключительно в хозяйствах отдельных лиц. Признаком, отличающим баку от хемуу, было то, что они являлись полной собственностью своих владельцев и поэтому исключались из общегосударственной сферы учета и распределения рабочей силы, не поступали на смотры и не распределялись на профессии от имени царской администрации. Естественно, что они не имели строго фиксированных специальных профессиональных обозначений.

В хозяйствах частных лиц, где в основных отраслях производства трудились назначенные на определенные профессии царские хемуу, баку находились при дворе своих хозяев в штате их личных слуг или же использовались на различных, часто случайных работах. Владелец баку имел право распоряжаться их судьбой по собственному усмотрению, дети баку также являлись полной собственностью хозяина. Существовал рабский рынок, где баку свободно продавались и покупались. Интересно, что вельможа, имевший в своем распоряжении часто сотни царских хемуу, считал необходимым специально отметить приобретение им одного баку. Здесь, пожалуй, наиболее ярко проявляется различие царских хемуу и баку в хозяйстве частных лиц — первыми их хозяева только владели при условии службы, вторые были их полной, безраздельной собственностью.

Порабощение какой-то части соплеменников, особенно молодежи из основного трудящегося населения, превращение их в баку, по-видимому, имело широкое распространение в период ослабления центральной власти в конце Древнего царства и в особенности в тяжелые времена I Переходного периода. При достижении нового политического единства страны с укреплением центральной власти при XII династии попытки такого порабощения пресекались ею, однако полностью ликвидировать произвол вряд ли удалось.

Об эксплуатации пленников-иноземцев в I Переходный период говорить не приходится за отсутствием таковых в Египте в ту пору; немного их было и в начальный период истории Среднего царства, но с середины XII династии приток чужеземцев в страну значительно возрос, и с этого времени мы встречаем их и в штате знатного, богатого сановника, и у египтянина, весьма скромного по своему служебному положению. Среди зависимого египетского населения иноземцы (почти исключительно азиаты — западные семиты), которых египетские войска захватывали вблизи северо-восточных границ Египта, занимали довольно своеобразное положение. Так же как и царские хемуу, иноземцы состояли на учете в центральном ведомстве по распределению рабочей силы; так же как и основное трудящееся население страны, азиаты могли использоваться на работах в царском, храмовом и хозяйствах отдельных лиц, но в частных хозяйствах они часто не имели определенной профессии и использовались, как и баку, на случайных работах в зависимости от воли своего хозяина. Документы, к сожалению немногочисленные, все же дают возможность сделать вывод, что труд иноземцев использовался в основном на дому, в сфере обслуживания, а также в дворцовом и вельможном пищевом производстве — шнау, в ремесле, в специальных ткацких мастерских, где работали только женщины, в том числе и пленные. На полевые работы иноземцы, как правило, не привлекались — на полях, пастбищах, садах и огородах, на промыслах в царском, храмовых и частных хозяйствах основной производительной силой были царские хемуу.

Огромное влияние на жизнь всего египетского общества оказывали так называемые царские работы, основное назначение и организацию которых удалось раскрыть также на среднеегипетких материалах. Царские работы — это повинность в пользу царя, государства, ложившаяся в основном на плечи тех же царских хемуу. Участников царских работ отвлекали от повседневных занятий в рамках определенных профессий, в каком бы хозяйстве они ни работали. Отрыв от профессиональных занятий был временным и мог продолжаться, возможно, в течение нескольких месяцев. Призванные на царскую повинность люди из египетского трудящегося населения принудительно помещались в специальные охраняемые лагеря и здесь уже получали конкретные задания. На царских работах господствовала жестокая эксплуатация и тяжелый труд, поэтому от них всячески стремились уклониться, но повинность в пользу царя была неизбежной для царских хемуу.

Среди видов царских работ основное место занимали тяжелые строительные и землекопные, в том числе ирригационные работы, изнуряющий труд в копях и каменоломнях. Царской повинностью являлась работа гребцов, обеспечивавшая рабочей силой многочисленный гребной флот; царской же работой был полив вручную государственных садов и огородов, расположенных выше естественно обводняемого основного массива пашни и поэтому постоянно нуждавшихся в поливе — в период Среднего царства никаких водоподъемных сооружений египтяне еще не применяли. На царские работы привлекались только мужчины. Административное руководство царскими работами находилось в руках чати, который координировал действия различных государственных ведомств, обеспечивавших своевременную поставку квалифицированной и вспомогательной рабочей силы, орудий труда, продовольствия. Люди, привлеченные на царские работы, в случае необходимости могли быть временно использованы и в частных хозяйствах, например на сельскохозяйственных работах в период сбора урожая.

Из сказанного выше вырисовывается ведущая роль царских хемуу в хозяйственной жизни Египта Среднего царства во всей его социально-экономической структуре. Несомненно, что широкий социальный слой трудящегося населения страны, особенно ярко представший сейчас перед нами по материалам Среднего царства, не мог возникнуть внезапно только в этот относительно краткий период; без сомнения он существовал и прежде и продолжал существовать в последующие этапы египетской истории. Так, по своему общественному положению царские хемуу Среднего царства очень близки к труженикам, вовлеченным в вельможные, храмовые и царские хозяйства Древнего царства. Правда, возможно, что в Древнем царстве эти труженики были теснее связаны с определенными крупными хозяйствами, возможно также, что тогда еще не существовало такой всеобъемлющей системы централизованного распределения рабочей силы. Источники Нового царства заставляют предполагать, что этот слой трудящегося населения страны со всеми его основными отличительными чертами продолжал существовать и на протяжении всего новоегипетского этапа истории страны, правда под новым обобщающим наименованием — семдет; что значит «профессии», т. е. люди, распределенные на профессии. Естественно, что на протяжении столетий в положении основного трудящегося населения страны могли происходить определенные изменения, требующие конкретного изучения на материале соответствующих эпох; и все же впервые здесь показанный во всех своих связях и отношениях слой царских хемуу дает нам возможность уяснить некоторые до сих пор неясные вопросы социально-экономических отношений и предыдущего Древнего, да и последующего Нового царства.

В частности, теперь можно ответить на вопрос о том, кто же в ранние эпохи египетской истории закладывал и расширял ирригационную систему, кто в период расцвета Древнего царства сооружал величественные гробницы царей, пирамиды: все, чего достиг Египет в глубокой древности, было добыто усилиями египетского трудового населения, эксплуатировавшегося в основном теми же методами, что и в Среднем царстве. В организации труда, однако, в Среднем царстве произошли существенные изменения. Египетский земледелец Среднего царства, например, так же как и его предшественник в Древнем царстве (вспомним земледельцев вельможного хозяйства), не владел средствами производства (землей и тягловым скотом), не имел прав на собранный урожай и получал довольствие из житницы и складов хозяйства лица или учреждения, которому принадлежал; но в отличие от Древнего царства, где земледельцы трудились на полях во время пахоты и жатвы рабочими отрядами, теперь за каждым земледельцем закреплялся индивидуальный участок земли, за урожай с которого он нес личную ответственность. «Отрядная» организация производства, характерная для Древнего царства, изжила себя не только в земледелии, но и во многих других отраслях египетского хозяйства.

Между трудящимся египетским населением и правящими кругами египетского общества, в руках которых фактически находились средства производства, простиралась глубокая пропасть, преодолеть которую удавалось лишь немногим выходцам из слоя царских хемуу. И не случайно в египетских школах, где обучались дети чиновников, которым была обеспечена служебная карьера в государственном административном аппарате, ученикам с назидательной целью давали переписывать тексты, повествующие о тяжкой участи людей, распределенных по профессиям, а согласно царским указам должностные лица, совершившие преступление, отдавались, например, в храмовые земледельцы, т. е. низводились до положения царских хемуу.

Теперь необходимо кратко остановиться и на политической истории Среднего царства. Последние три царя XI династии, носившие одинаковые личные имена Ментухетепов, в течение примерно 40  лет правили уже объединенной страной; при них была достигнута определенная внутренняя консолидация от Элефантины на юге до Дельты на севере страны, возобновились прорванные внешние связи. При Ментухетепе I египтяне вновь начинают разрабатывать медные рудники на Синае, войска египтян успешно борются с азиатами на северо-восточных границах Египта. Ментухетеп I совершает также экспедицию в область Вават — пограничную с Египтом часть Северной Нубии. Стремясь укрепить свое положение в стране, новый царь единого государства возводит в разных его частях храмы местным египетским богам. О значительной мощи царской власти свидетельствует интенсивное каменное строительство, ярким примером которого является грандиозный заупокойный храм Ментухетепа I в Дейр-эль-Бахри, на западном берегу Нила, возле Фив. Это целый архитектурный комплекс, основу которого составляет окруженное колоннадой двухступенчатое прямоугольное здание, увенчанное небольшой пирамидой.

Однако вершины своего могущества государство Среднего царства достигло при правлении следующей, XII династии. Начиная примерно с 2000 г. до н. э. в течение более 200 лет в Египте правят только восемь царей. Основание новой династии Аменемхетом I было ознаменовано перенесением столицы страны из южных Фив, резиденции царей XI династии, на север страны. Новая столица Египта, носившая характерное название Ит-Тауи («Овладевший обеими землями», т. е. всем Египтом), находилась на западном берегу Нила, возле Файюмского оазиса, на стыке Верхнего и Нижнего Египта. Как и в начальный период египетской истории, перенесение царской резиденции на север было связано со стремлением царей, южан по происхождению, укрепить свою власть также и в Дельте, упрочив тем самым единство страны.

Достигнув значительного прогресса в утверждении своей власти по всей территории Египта, цари XII династии ведут весьма успешные боевые действия к западу и востоку от Дельты, борясь с ливийскими и переднеазиатскими племенами, которые в период раздробленности не раз вторгались в Нижний Египет и разоряли его. С именем Аменемхета I связано сооружение оборонительной крепости на западной границе страны. Но особое внимание египетских царей обращено сейчас к Нубии, которую стремились завоевать еще цари Древнего царства. Золото и медь Нубии, слоновая кость и редкие породы дерева не дают покоя египетским владыкам. Наиболее воинственным правителем XII династии был Сенусерт III, совершивший несколько больших походов на юг от первых нильских порогов и надолго тесно связавший северную Нильскую Эфиопию с Египтом. По его приказу для облегчения прохода египетских военных судов через пороги был выбит в скале обводной канал. На восьмом году своего царствования Сенусерт III достиг II нильского порога и южнее его на обоих берегах Нила воздвиг крепости, завещав в своей надписи потомкам прочно стоять на этих границах. Временем Сенусерта III датируется и надпись, рассказывающая о большом, но, возможно, единственном переднеазиатском походе египтян в страну Ретену, располагавшуюся где-то на территории теперешней Палестины или Южной Сирии. В памяти потомков образ этого могущественного царя XII династии, вобрав в себя воспоминания о еще более воинственных фараонах Нового царства, воплотился в имени Сесостриса — легендарного покорителя полумира.

Расцвет государства Среднего царства приходится на почти пятидесятилетнее правление сына Сенусерта III, Аменемхета III, падающее на рубеж XIX и XVIII вв. до н. э. Именно при нем завершились начатые раньше грандиозные ирригационные работы в Файюмском оазисе, им же в преддверии Файюма было возведено величественное каменное здание, которым восхищались еще греки, прозвавшие это огромное сооружение с бесчисленными залами и переходами Лабиринтом. Вероятно, это был заупокойный храм Аменемхета III. Возможно также, что строительство этого храма, каждое из отдельных помещений которого предназначалось, по-видимому, для изваяний многочисленных местных номовых и общеегипетских божеств, служило целям более прочного объединения страны под руководством правящей династии. Аменемхет III был последним крупным фараоном XII династии; после его смерти государство Среднего царства быстро клонится к упадку.

Цари Среднего царства так и не смогли до конца справиться с сепаратистскими стремлениями потомственной номовой администрации, имевшей сильные позиции и при дворе. Даже во времена XII династии в Египте идет напряженная внутренняя борьба, которая распространяется и на столичные круги. Было совершено покушение на Аменемхета I, возможно стоившее ему жизни. Согласно Манефону, Аменемхет II был убит придворным евнухом. Герой египетской приключенческой повести этого времени, сановник при дворе Аменемхета I Синухет, находясь в Ливии в войсках наследника, будущего царя Сенусерта I, и узнав о смерти фараона, счел за лучшее бежать из Египта — вероятность лишиться головы в династийной борьбе за власть была велика. Чтобы хоть как-то уменьшить риск переворотов, цари XII династии, начиная с Аменемхета I, еще при жизни назначали себе соправителей. Неспокойно было и на местах; могущественные номархи, располагавшие большими военными силами, могли выйти из повиновения и поспорить с самим царем — недаром столица страны Ит-Тауи была мощной для того времени крепостью. Сильнейшему царю XII династии, Аменемхету III, при помощи крутых мер и при опоре на незнатных служилых людей, составлявших костяк армии, правда, удалось в конце концов значительно ограничить могущество номархов, но это был последний успех правящей династии. Пройдет лишь несколько лет после смерти Аменемхета III, и XII династия после краткого правления его сестры Нефрусебек прекратит свое существование. Первые цари XIII династии, связанные, вероятно, родственными отношениями с предыдущей, XII династией, удерживали еще власть в долине Нила до II порога, поддерживали отношения с Восточным Средиземноморьем. Но скоро страна распалась, по-видимому, на две части (XIII и XIV династии). Египет вступает в новый этап своей истории, который принято называть II Переходным периодом.


3. II ПЕРЕХОДНЫЙ ПЕРИОД И ГИКСОССКОЕ ЗАВОЕВАНИЕ


Более чем двухсотлетний II Переходный период — темное время внутренней нестабильности, династической борьбы и иноземного завоевания. Весьма красноречивы дошедшие до нас царские списки, сохранившие имена фараонов того времени — их более двух сотен. Такое обилие царствующих особ свидетельствует о том, что трон стал игрушкой в руках враждующих придворных клик. Временами царями оказываются и люди нецарского происхождения — прежде всего это выдвинувшиеся во время смут военачальники.

В этих тяжелых для страны условиях на рубеже XVIII и XVII вв. до н. э. с востока, через Синайский полуостров, на Египет обрушились захватчики-гиксосы4, составлявшие племенной союз обитателей Южной Сирии и Северной Аравии, по своему этническому составу, возможно, неоднородный. Ослабленный Египет не смог тогда оказать серьезного сопротивления пришельцам. Не виданные доселе египтянами боевые колесницы гиксосов заполонили Восточную Дельту, где и обосновались захватчики, сделав своим центром г. Аварис, стоявший на одном из восточных рукавов Нила. Отсюда гиксосы совершали набеги и на более южные районы страны, сжигая города, разрушая храмы, убивая и уводя в рабство многих египтян.

Около 110 лет находились гиксосы в Египте. Цари их, по традиции причисляемые к XV, а возможно, и XVI манефоновским династиям, не смогли, однако, полностью подчинить страну. Лишь при двух иноземных царях, Хиане и Апепи, власть гиксосов распространилась достаточно глубоко на юг Египта, в основном сохранивший свою независимость. Вероятно, и Западная Дельта не совсем подчинилась гиксосам. Инициатором освободительной борьбы египтян против гиксосов стал Фиванский ном, расположенный на расстоянии почти 800 км к югу от Дельты. Слабые вначале, но самостоятельные цари фиванской XVII династии постепенно сплачивают вокруг себя большинство номов Верхнего Египта и, опираясь уже на значительные материальные и военные силы, возглавляют борьбу за изгнание гиксосских завоевателей.

Египетская легенда, частично сохранившаяся в поздней новоегипетской записи, связывает начало освободительной борьбы с именем предпоследнего царя XVII династии, Секен-не-Ра, по-видимому погибшего в этой борьбе, о чем свидетельствует его мумия, найденная со следами смертельных ранений, которые были нанесены боевыми топорами. Более успешными оказались действия его сына, царя Камеса, снарядившего большой флот, отряды лучников и маджаев и с боями продвинувшегося от Гермопольского нома, находившегося на полпути между Фивами и Дельтой, к стенам самого Авариса. Однако захватить столицу гиксосов Камесу было не суждено. Этому помешали волнения на крайнем юге страны и, возможно, выступление против Камеса нубийских правителей, что заставило фиванского царя срочно прекратить осаду Авариса и перебросить свои войска на юг.

Окончательную победу над гиксосами одержал брат Камеса, основатель XVIII династии Яхмес (Амасис I), вступивший на египетский престол около 1600 г. до н. э. С этого времени начинается история Нового царства.

  • 1. Следует иметь в виду, что оба документа дошли до нас в поздних копиях Нового царства — лейденский папирус записан во времена XIX династии, ленинградский — в середине XVIII династии, однако нет сомнения в том, что оба папируса содержат тексты более ранней эпохи. Одно время существовали разные мнения по поводу датировки событий, отраженных в этих источниках. Сейчас большинство ученых-египтологов обоснованно относят их к I Переходному периоду — времени, предшествующему Среднему царству.
  • 2. Манефоновы VII, VIII и IX династии относятся ко времени смут между VI и X династиями; собственных памятников они не оставили.
  • 3. Термин хему обычно переводится как «раб», однако такой перевод не вполне точен, поэтому во избежание неверных ассоциаций здесь этот термин дается в условном египтологическом чтении хему, мн. ч. хемуу.
  • 4. В такой форме через греческий язык (греч. Hyksos) дошло до нас их египетское название, звучавшее в условном «школьном» чтении как хека хасут, что значит «властители пустынных нагорий» или «властители чужеземных стран», так как любая чужеземная страна (кроме Нубии) лежит выше уровня Египта и по сравнению с цветущей Нильской долиной всегда пустынна.
Источник: История древнего мира. Под ред. И. М. Дьяконова, В. Д. Нероновой, И. С. Свенцицкой. Изд. 2-е, исправленное. М., Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1983. [Кн. 1.] Ранняя древность. Отв. ред. И. М. Дьяконов. 384 с. с карт.
См. также:
Чтобы сообщить об опечатке, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.
Журнал Labyrinthos - история и культура древнего мира
Код баннера: